COMGUN
 



«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

  Архив новостей

Декабрь 2016 (2)
Ноябрь 2016 (31)
Октябрь 2016 (36)
Сентябрь 2016 (5)
Май 2016 (4)
Апрель 2016 (13)




Google+

Искусство заточки ножа. Часть 3.
Искусство заточки ножа. Часть 3.

Фото Aleforion

Ну вот, наточили мы свой нож до такой остроты, что бреет он волосы на предплечье и режет на весу лист бумаги. Значит ли это, что достигли мы совершенства в искусстве заточки, ничего больше сделать нельзя, ничему больше учиться нет смысла и можем уже спокойно почивать на лаврах?

Не совсем, а точнее, даже совсем не! Учиться дальше смысл есть всегда даже для того, чтобы, в конце концов, глупым умереть. Поэтому беремся опять за работу. Как всегда, начинаем с теории, чтобы лучше разобраться в том, что надо делать, ну и для того, чтобы так весело не было. Перерезать волос или лист бумаги просто, потому что они то-о-о-о-ненькие, для этого достаточно иметь остро заточенную и отшлифованную до соответствующего уровня режущую кромку. Все это мы уже освоили. Но давайте теперь присмотримся, что происходит, когда лезвие нашего, бреющего волосы на предплечье, ножа углубляется во что-то несколько более толстое, чем волос. Разрезать материал, находящийся непосредственно перед режущей кромкой лезвия, — это еще не все. Ведь его надо еще и раздвинуть, чтобы дать возможность лезвию продвигаться вперед и резать последующие слои материала.

Поскольку лезвие и его режущая кромка не могут существовать в отрыве от клинка, весь клинок должен входить в разрезаемый материал, как клин, отсюда и название. А клин, как известно, разрывает материал, находящийся прямо перед его острием, и сжимает тот, который входит в контакт с его боковыми поверхностями, как это видно на рисунке (рис. 1, поз. 1). Только вот реальное, настоящее, лезвие нельзя заточить в форме «чистого» клина, очень уж слабенькое оно получилось бы, хоть и резало бы превосходно. Конечно, каждое правило содержит исключения, например лезвия типичных скандинавских ножей имеют профиль, приближенный к чистому клину. Режут такие ножи отлично, но их лезвия охотно деформируются (заворачиваются, потому что обычно изготовлены из довольно мягкой стали), как только встретят на своем пути что-нибудь потверже, хотя бы порядочный сучок в дереве. Поэтому обычно нож затачивают так, что угол, под которым сходятся боковые поверхности самого лезвия, значительно более тупой, чем угол спуска клинка. Как я уже упоминал, для подавляющего большинства ножей угол заточки (около 40 градусов, по 20 на каждую сторону от плоскости симметрии клинка) обеспечивает хорошее соотношение между режущими способностями и механической прочностью лезвия по отношению к боковым нагрузкам.

Но когда такое лезвие входит в разрезаемый материал, излом между поверхностями, образующими лезвие, и поверхностями, образующими спуск клинка, порождает в материале так называемую «волну высокого давления», сильно сжимая разрезаемый материал (рис. 1, поз. 2). И гонит эту «волну» перед собой все время, пока клинок в него углубляется. К тому же чем глубже в материал и дальше от его поверхности, тем зона сильно сжатого материала будет шире и шире. Пока в какой-то точке не окажется, что клинок уже не продвигается больше вперед в материале, а бессильно скользит на месте, несмотря на все возрастающее приложенное к нему усилие. Пользователь почувствует, что нож будто бы вязнет в материале, и может даже грешить при этом на его остроту. Ну, ладно, вытаскиваем клинок из того, что режем, например толстого каната, и пробуем на волосах. Бреет! Опять беремся за канат — вот дела, опять вязнет! В чем дело? Да именно в этом сжатом материале, который «цепляется» за излом боковой поверхности клинка и не пускает его дальше. Очень показательным примером оказалось лезвие ножа D2 Extreme американской фирмы KA-BAR, современного варианта их прямо-таки культового ножа USMC Fighting/Utility Knife (боевого и рабочего ножа Корпуса морской пехоты США), который был на вооружении marines во время двух мировых войн. Возьмем этот нож, зная, что заточен он так, что без труда бреет волос на предплечье, и пробуем одним движением перерезать сложенную вчетверо и плотно перевязанную нитками полдюймовую пеньковую веревку. Или, например, дюймовый канат, тоже пеньковый, а вообще-то неважно какой, лишь бы потолще. Ага, не тут-то было! Проехались мы по образцу всей длиной совсем даже не коротенького лезвия, к тому же имеющего в своей задней части волнистую, очень хорошо работающую именно на волокнистых материалах заточку, а образец не перерезали даже до половины. А ну, еще раз! Итак, после приложения совсем не дамской силы, имея формально бритвенную остроту лезвия, до конца разрезать веревку не удалось (фото 1). Что же это за веревка такая неподатливая? Да нет, веревка обыкновенная. Два других ножа с гораздо более коротким лезвием (Fallkniven F1 и Spyderco Bill Moran Featherweight) перерезали точно такой же образец в один прием и без особого усилия (фото 2).

Пресловутый ларчик просто открывался — толстое, сразу за поверхностью заточки, лезвие слишком сильно сжимает разрезаемый материал, который , в свою очередь, оказывает слишком большое сопротивление резанию. А все дело в неправильном подходе к использованию ножа, желании придать ему характерные черты «всепробивающего» оружия и «несокрушимого» инструмента. Такого, чтобы им можно было не только в рукопашном бою помахать всласть, но и еще использовать вместо лома, лопатки, монтировки и так далее. Но ведь ножи, предназначенные не для драки, рубки, копания и других подобных издевательств, а именно для резания, имеют тонкое лезвие, которое проходит через разрезаемый материал как сквозь масло. Но в популярном на некоторых выставках конкурсе: «какой нож наилучший для пыряния в железную бочку?» — эти ножи явно проиграют прочным, ломообразным, но кое-как режущим конкурентам. Поэтому пусть каждый сам решит, зачем ему нужен нож. И мы с вами вернемся к заточке.

Если излом-ступенька между поверхностью заточки и спуском клинка тормозит нож и снижает эффективность реза, что надо сделать? Правильно, надо от нее избавиться! Ничего нового я вообще-то не открыл. Посмотрите, пожалуйста, на нос самолета или ракеты. Это ведь тоже «сигара» обтекаемой, «зализанной» формы, а не цилиндр, к которому спереди приделан конус, правда? Потому что в этом случае острый переход от конуса к цилиндру погнал бы перед собой волну высокого давления в обтекающем корпус воздухе и увеличил бы его сопротивление. Точно так же, как в случае с лезвием ножа, тут действуют те же самые законы, никакой разницы. Вот и давайте эту самую ступеньку попробуем снять шлифовкой, чтобы не «выступала» и не «цеплялась».

Как это делать на практике? Довольно-таки просто. Когда нож уже наточен окончательно, как нам сначала казалось, давайте попробуем «поймать» брусок поверхностью заточки. Рука тут почти наверняка окажется более чувствительной, чем глаз. Помните, что я говорил на эту тему? Если ведем лезвие по бруску правильно, плоскостью заточки, то оно «тащится» с сопротивлением (рис. 2, поз. 1). А если неправильно, то есть или режущая кромка соприкасается с бруском (рис. 2, поз. 3), или грань между поверхностью заточки и спуском клинка (рис. 2, поз. 2), тогда наше лезвие, можно сказать, «пашет» по бруску. Так вот, давайте сначала поймаем правильный угол наклона клинка относительно бруска, а потом сделаем из него «неправильный» (рис. 2, поз. 2), несколько опуская обушок клинка. На сколько? Некоторые специалисты советуют повернуть клинок так, чтобы угол заточки уменьшился на 5 градусов по сравнению с углом заточки основного лезвия. Человек вполне может определить на глаз разницу в 5 градусов наклона, только большинство людей в глубине души в это не верит. Вообще-то это правильный совет, но не совсем. Я бы посоветовал выбрать угол, средний между углом заточки лезвия и углом спуска клинка, на глаз, конечно. Теперь давайте начнем шлифовать, можно даже для начала на довольно грубом бруске, потому что сошлифовать придется изрядное количество твердой стали. На грубом бруске работа пойдет у нас быстрей. Пашет клинок по бруску? Это хорошо, так и должно быть, потому что шлифуем острую ступеньку. По мере ее сошлифовывания будет пахать все менее и менее выразительно. Держим угол по возможности точно, еще к этому вопросу вернусь. Если проедемся по бруску режущей кромкой, то испортим уже наточенное лезвие. Если проедемся боковой поверхностью клинка, его спуском, то останутся царапины, и знатоки, осматривая наш клинок, укоризненно покачают головой.

Таким образом, выпрофилируем еще одну наклонную поверхность, следующую непосредственно за нашей поверхностью заточки и отделяющую ее от спуска клинка. Как и основная поверхность заточки, эта поверхность находится в нашей власти, и мы можем ее профилировать по своему усмотрению в отличие от спуска клинка, до которого не имеем права даже дотронуться бруском. Чтобы как-то отличать их, давайте назовем ее вторичной поверхностью заточки в отличие от первичной, образующей режущую кромку лезвия. Или еще проще — соответственно передней и задней ступенями заточки, а саму заточку — двухступенчатой. Когда сошлифуем излом-ступеньку настолько, насколько хотим, меняем брусок на более мелкий и стараемся придать нашей задней ступени заточки такую высокую гладкость (чистоту), какую только возможно при наших навыках и инструментах. Дело в том, что задняя ступень не принимает непосредственного участия в резании, а значит, никакие микрозубчики тут совсем не нужны. Они будут только увеличивать сопротивление при движении лезвия в разрезаемом материале. Поэтому, если вам удастся отполировать заднюю ступень заточки прямо-таки до зеркального блеска, то именно так и сделайте — режущие способности ножа от этого только выиграют. Потом повторим все на противоположной стороне лезвия.

Еще один существенный вопрос: насколько надо сошлифовать этот самый излом-ступеньку? Ответ зависит от желаемого результата и от того, как вы намерены использовать свой нож. Чем шире задняя ступень относительно общей ширины поверхности заточки, тем наше лезвие будет резать лучше и с меньшим сопротивлением (рис. 3, поз. 2). Но оно будет слабее, следовательно, его легче повредить при боковой нагрузке. Как всегда, что-то приобретаешь, что-то теряешь! Если же сошлифуете ступеньку только чуть-чуть, чтобы не слишком выступала, то лезвие получится прочнее, но резать будет не так эффективно (рис. 3, поз. 1).

Знаете что, надоели мне все эти super-killing-fihgting-knives, пойдемте-ка лучше на кухню тренироваться на морковках и антрекотах: безопасней, да и толку больше будет! Так вот, нож, которым вы собираетесь тоненько-тоненько резать ветчину на праздничный стол или отделять рыбное филе от шкурки, наточите так, чтобы задняя ступень заточки составляла практически 90 % общей ее ширины. А тесак, которым хотите рубить мороженое мясо, хрящи и мелкие кости, так, чтобы только легонько зашлифовать излом. Для всех остальных ножей можно взять какое-то среднее значение (рис. 3, поз. 3). Туристические и охотничьи ножи тоже наточите примерно так же: это самый универсальный и практичный способ заточки. Тут вообще-то нет готового рецепта, способ заточки во многом зависит от качества стали и индивидуального подхода пользователя к своему ножу. Но сначала наточите нож так, чтобы ширина передней и задней ступени были равными, и хорошенько присмотритесь к тому, как ваш нож работает. Если он явно не держит заточку и слишком быстро тупится, значит, качество стали или выполняемые этим ножом задачи не соответствуют выбранной пропорции между шириной передней и задней ступени. Тогда просто переточите нож, расширяя переднюю ступень за счет задней. Кстати, при подточке ножа в рабочем порядке вы будете шлифовать только переднюю ступень. Следовательно, во время ежедневной эксплуатации ножа она будет понемногу автоматически расширяться. Когда вам покажется, что даже хорошо подточенный нож мог бы резать лучше, это значит, что первая ступенька непомерно расширилась и заточка стала уже напоминать основную, простенькую «заточку без премудростей». Тогда найдите свободную минутку, сядьте спокойно за рабочий стол, возьмите хороший брусок и выпрофилируйте лезвие заново. Очень, кстати, успокаивающее занятие, я всегда так делаю, когда кто-нибудь меня сильно расстроит, например жена или кто-нибудь из главных редакторов журналов, с которыми имею честь сотрудничать. Знаете, как помогает?!

А теперь открою один маленький секрет. Когда вы сошлифовываете излом-ступеньку, совсем необязательно держать угол наклона клинка так же точно, как и при выпрофилировании передней, образующей режущую кромку, ступени. Главное — не испортить режущую кромку и не поцарапать боковую поверхность (спуск) клинка. Дело в том, что задняя ступень необязательно должна быть полоской! Даже наоборот, чем менее плоской она будет, тем более обтекаемым будет лезвие и больше будет напоминать зализанный нос самолета или ракеты. И тем лучше будет резать. Если закруглить всю поверхность заточки в форме пологой, изящной дуги, то получится так называемое выпуклое лезвие (convex edge) (рис. 3, поз. 4). Тут излома-ступеньки нет вообще даже в исчезающей форме, поэтому лезвие встречает наименьшее возможное сопротивление со стороны разрезаемого материала. Поэтому можно, не теряя режущих способностей, немного увеличить угол при вершине образующего режущую кромку клина, скажем до 50 градусов (по 25 градусов на каждую сторону от плоскости симметрии клинка). Такое лезвие будет хорошо резать и уже будет намного прочнее, чем просто заточенное под углом 40 градусов. Или можно оставить угол при вершине 40 градусов, тогда лезвие будет иметь такую же прочность, как при обычной двухступенчатой заточке, но резать будет лучше. А тем более лучше, чем при заточке «без премудростей»! У меня так все кухонные ножи заточены.

Конечно, лезвие может быть или прочным, или хорошо режущим, но никогда все вместе и сразу. Но если искать наиболее разумное равновесие между этими свойствами, то выпуклое лезвие представляется мне именно таким. Выполнить его в условиях массового производства довольно трудно, точить тоже нелегко, особенно для неопытного пользователя. Поэтому оно довольно редко встречается на ножах серийного производства. Одна из немногих фирм, использующих этот способ заточки, — шведская Fallkniven, их нож S1 Forest Knife — это один из любимых моих ножей.

Когда-то, экспериментируя с выпуклой заточкой, я так был ей восхищен, что переточил таким способом довольно много своих ножей. Сразу честно признаюсь, что в одних случаях это имело смысл и в действительности заметно улучшило режущие способности ножа, а в других — нет. Закономерность такова: чем толще клинок сразу за поверхностью заточки, тем более имеет смысл перетачивать нож. Например, на ноже D2 Extreme фирмы Ka-Bar эффект был очень заметный. А вот на имеющем тонкое, хорошо режущее лезвие ноже Фреда Перрина фирмы Spyderco переточка практически никакой пользы не принесла (фото 3). В общем, советую за переточку серийного ножа на двухступенчатую можно браться хоть сразу после покупки. А вот перетачивать двухступенчатое лезвие на выпуклое советую только тогда, когда освоите искусство заточки на действительно мастерском уровне и совершенно точно и определенно будете себе представлять, что именно и с какой целью делаете.

Сразу признаюсь, что не раз и не два слышал такое мнение о своих советах: все это теория для ненормальных, помешанных на ножах; нормальный человек проживет и без всех этих премудростей. Ну что ж, какая-то доля правды в этом, конечно, есть. Живут же люди, всю жизнь пользуясь полуострыми ножами, и ничего. Моя теща, например, так привыкла к тупым, что ей даже нравится. А когда я наточу ножи на ее кухне как следует, то она жалуется жене, что кожа на руках у нее что-то слишком тонкая стала в последнее время, режется все время. А что острым ножом удобней работать — этого даже не замечает… Да ладно, тещу все равно не переучишь, ни мою, ни чью. А журнал наш именно для ненормальных, помешанных на ножах. И обещаю вам, что другие такие же ненормальные ваше искусство оценят по достоинству, как оценивают мое. А чтобы убедить кого - нибудь «нормального», предложите-ка ему перерезать его карманным ножом дюймовый канат в один прием. Конечно же, никто «нормальный» в один прием не перережет, хорошо если перепилит за 10–15 раз. Да еще и объяснит вам как дважды два, что это в принципе невозможно и только ненормальному такое может прийти в голову. Как раз тот случай! Спокойненько вытаскиваем из кармана свой нож, и без долгих разговоров и объяснений эту самую веревку или канат р-р-раз одним движением, и привет!

Только маленький совет — не режьте канат, держа его в руке и складывая петлей. Положите на доску, иначе может не получиться. А почему — на этот вопрос уж сами себе ответьте, что-то вроде домашнего задания. Если вы внимательно прочитали мои статьи и хорошо во всем разобрались, то это должно быть ясно.

Желаю успехов в заточке!

Иллюстрации

Рис.1

Искусство заточки ножа. Часть 3.

поз.1

Искусство заточки ножа. Часть 3.

поз.2

Искусство заточки ножа. Часть 3.

поз.3

Фото 1.

Искусство заточки ножа. Часть 3.

Фото 1. Знаменитый KA-BAR не справился с пеньковым канатом, хотя острота режущей кромки не вызывала сомнений. Виной всему форма заточки

Фото 2.

Искусство заточки ножа. Часть 3.

Фото 2. FALLKNIVEN F1 и SPYDERCO Bill Moran Featherweight перерезали сложенную вчетверо полдюймовую веревку в один прием

Рис.2

Искусство заточки ножа. Часть 3.

поз.1

Искусство заточки ножа. Часть 3.

поз.2

Искусство заточки ножа. Часть 3.

поз.3

Рис.3

Искусство заточки ножа. Часть 3.

Фото 3.

Искусство заточки ножа. Часть 3.

Фото 3. Форма лезвия не нуждается в переточке

Источник:
Survinat

Ключевые теги: холодное оружие, нож, заточка ножа



Другие новости по теме:

Просмотров: 6814   Автор: space 20-12-2011, 19:46    Напечатать   Комментарии (0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Авторизация
Поиск по сайту


Топ новостей
Студия Сергея Донцова. Уникальные картины на зеркале.
Яндекс.Метрика