COMGUN
 



«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

  Архив новостей

Декабрь 2016 (6)
Ноябрь 2016 (31)
Октябрь 2016 (36)
Сентябрь 2016 (5)
Май 2016 (4)
Апрель 2016 (13)




Google+

Поставщик императорского двора.
Ружья петербургского оружейника Франца Осиповича Мацки отличались высочайшим качеством и ценились в России очень высоко, да и сейчас это одни из самых дорогих ружей, изготовленных в конце XIX – начале XX веков. Его роскошные изделия есть в коллекциях наших музеев и некоторых частных собраниях. Он был далеко не первым иноземцем, работавшим в Санкт-Петербурге. Вскоре после основания города Петр I (1672–1725), правивший с 1689 года, создает там Оружейный двор, куда приглашает иностранных оружейников и переводит лучших мастеров московской Оружейной палаты. Приглашение иностранцев для становления зарождающейся промышленности – наш удел на века. Так было и с Сестрорецким, и с Тульским, и с Ижевским, и со Златоустовским оружейными заводами. При этом для западноевропейских специалистов создавались благоприятные условия, и они охотно приезжали в Россию. Справедливости ради нужно сказать, что среди приезжих были мастера высокой квалификации. Некоторые наши ученики и подмастерья проявляли природные способности, быстро осваивали секреты профессии и обгоняли в умении своих учителей.

В те времена европейское оружейное дело уже было интернациональным. Конструкторские идеи, материалы и технологии легко пересекали государственные границы. В Петровские времена Россия представляла большой интерес для экспортеров оружия. Начиная с XVIII века наша страна втягивается в европейский оружейный рынок. Екатерина Великая (1729–1796), правившая с 1762 года, прилагая много сил для укрепления российской промышленности, также прибегала к помощи европейских мастеров. В XVIII веке на рынке огнестрельного оружия еще очень крепко стояла Испания, и испанские ружья были ориентиром для наших мастеров.

Поставщик императорского двора.

Вскоре после основания города Петр I (1672–1725), правивший с 1689 года, создает там Оружейный двор, куда приглашает иностранных оружейников и переводит лучших мастеров московской Оружейной палаты.

Одним из первых и самых значительных оружейников Петербурга времен Екатерины был Иван Пермяк. Он работал с 1750 по 1785 год и состоял в штате придворной охоты в должности «рисовального подмастерья и замочного дельщика». Он изготовил не одно уникальное ружье, а сделанное в 1773 году украсил надписью «Иванъ Пермякъ. Подражая Испании». Понятно, что надпись добротного ружья не испортила. Екатерина Великая с гордостью одаривала его изделиями как своих придворных, так и иностранных гостей.

Блестящим оружейником был и сын Ивана Пермяка Гаврила Пермяков. Он прославился на весь мир изобретением казнозарядных ружей и пистолетов с кремневыми замками. Некоторые стволы оружия Гаврилы Пермякова, как и его отца, имеют явно испанское происхождение. На них встречаются имена известных мастеров Д. Вентуры и Н. Борзины. Как это не раз бывало в истории, покорение Испании (и значительной части Южной Европы) арабами оказало серьезное влияние на развитие ее культуры и техники. В частности, завоеватели превосходили европейцев в области металлургии и оружейного дела. На стволе одного из пистолетов, сделанных Иваном Пермяком, есть арабское клеймо с надписью «Сделал Али».

Одним из самых известных иностранных оружейников, приглашенных Екатериной II в Россию в 1760-х годах, был Иоганн Адольф Греке, сын известного шведского оружейника Иоганна Иохима Греке. Он приехал в Россию вместе с другими иностранными ремесленниками и через десять лет стал придворным мастером Екатерины II. Он работал в обер-егермейстерской канцелярии, и ему подчинялись все ружейные и слесарные мастера, их ученики и подмастерья. Показательно, что на казенной части ствола кремневого ружья его работы также есть пятиугольное клеймо с арабским текстом.

В начале XIX века в Петербурге стал работать мастер Г. Кнот. В Государственном историческом музее в коллекции Катуара де Бионкура хранится его двуствольное шомпольное ружье 20-го калибра с кремневыми замками. Особенности его конструкции и художественного оформления обнаруживают французское влияние. В это же время в Петербурге работал Ф. Попе, француз по происхождению. Все его оружие, известное сейчас, выделано красиво и аккуратно. В 1828 году в Санкт-Петербурге появилось новое имя – Флориан Вишневский. В 1881 году он получил право именоваться оружейным мастером Его Императорского Величества (Александра II) и иметь на вывеске мастерской изображение государственного герба. В ГИМе есть одноствольное охотничье ружье с капсюльным замком и длинными стволами (910 мм) из дамасской стали. Курок и замочные доски украшены травленым орнаментом, в который вписаны слова «F. Wischnevski. ST. PETERSBURG». Это был один из первых опытов украшения оружия методом травления. Ружье отличается от большинства ружей того времени тщательностью работы. Однако серьезно конкурировать с европейскими производителями не мог даже Вишневский, поскольку европейцы активно переходили к машинной технологии. Ему оставалось лишь продавать чужое и ремонтировать старое оружие.

Поставщик императорского двора.

В начале XIX века в Петербурге стал работать мастер Г. Кнот. В Государственном историческом музее в коллекции Катуара де Бионкура хранится его двуствольное шомпольное ружье 20-го калибра с кремневыми замками.

С середины XIX века в Петербурге работал оружейник К. Лееман. До нас дошла его целевая дульнозарядная винтовка с капсюльным замком. Ее спусковая система имеет немецкий шнеллер. На стволах надпись «Gussstahl. C. Leemann in Petersburg», первое слово которой означает, что стволы из литой стали, вероятнее всего, германского производства.

История донесла до нас имя еще одного иностранного оружейника – Бертрана. Свою мастерскую в Петербурге он открыл в 1830 году и производил ружья до начала шестидесятых. Как и большинство оружейников того времени, Бертран выпускал ружья и пистолеты, используя стволы известного французского ствольщика Ле Клерка. По нашим петербургским мастерам и их изделиям понятно, что к этому времени Франция начинает делать серьезные успехи в оружейном производстве.

В конце шестидесятых мастерскую Бертрана приобретает француз Жан Адольф Лардере, после смерти которого в 1911 году его дело продолжил сын – Жан Морис Лардере. Старший Лардере по уже упоминавшимся причинам специализировался на продаже и украшении оружия, изготовленного известными европейскими оружейниками, ремонте и переделке оружия. И тогда, и сейчас изготовление стволов ствольных блоков – одно из самых сложных дел. На ружьях Лардере встречаются стволы, изготовленные в Германии в XVIII веке (оружейник Иоганн Кюхенройтер), Бельгии, Франции (фирма Э. Лефоше). На границе XIX и XX веков его фирма занимается преимущественно перепродажей оружия. Чаще всего это оружие известного бельгийского оружейника Августа Лебо.

Блистательным оружейником второй половины XIX века был Н.Ф. Гонно. Несмотря на то что всю жизнь он работал только в Петербурге, свою фамилию на оружии писал обычно по-французски – «N. Gonneaud». По оценкам современников, его ружья отличались высочайшей чистотой работы и качеством боя. За замечательные ружья и штуцеры его называли Русский Перде. Впервые о Гонно заговорили после всемирной выставки в Париже в 1867 году. Через шесть лет на выставке в Вене он показывал коллекцию гладкоствольных ружей. В 1886 году на выставке Русского технического общества его ружья единодушно были признаны лучшими по выделке и бою. Он официально считался «Поставщиком двора Его Императорского величества». Мастер Гонно нам особенно интересен, поскольку в его мастерской начинал свой путь Ф. Мацка, о ружьях которого мы расскажем ниже. А до того отметим, что Гонно заказывал либо английские, либо французские стволы у известного ствольщика Леопольда Бернара, а замки ему поставлял Жозеф Бразье.

Мы познакомились с двумя богато украшенными двуствольными дробовыми ружьями Ф.О. Мацки. Им более ста лет. О биографии мастера известно немного. Первое ружье он выделал самостоятельно в 1883 году. А спустя всего три года на выставке Русского технического общества был признан вторым оружейником после Гонно.

Мацка производил ружья только высшего разбора и только на заказ. Однако стволов он не делал, а покупал их либо у француза Бернара, либо у англичанина Килби. Известны его ружья со стволами из бельгийской стали «Кокериль». Мацка обычно делал дробовые ружья, чаще 12-го калибра, с замками разных систем. Известны и два двуствольных ружья 12-го калибра со сверловкой парадокс. Выделал он и несколько штуцеров. В 1900 году мастер изготовил ружье 24-го калибра также со сверловкой парадокс по заказу С.А. Бутурлина. По книге регистрации оно имело номер 257. Это значит, что за 17 лет самостоятельной работы Мацка выделал 257 ружей, то есть 15 ружей в год. Запомним это число, оно нам пригодится.

Поставщик императорского двора.

В XVIII веке на рынке огнестрельного оружия еще очень крепко стояла Испания, и испанские ружья были ориентиром для наших мастеров.

Другое уникальное ружье было изготовлено по заданию не менее известного оружейника А.П. Ивашенцева. Это, пожалуй, первое ружье класса «Магнум» 20-го калибра.

Расскажем о курковом ружье 10-го калибра массой 4,1 кг. Ружье имеет серийный номер 132. Видимо, оно выпущено в 1891 году. Стволы в дульной части имеют сужения получок (в правом) и чок (в левом). Длина стволов 807 мм. Общая архитектоника, особенности конструкции, характер украшающей его гравировки, а самое главное – ружейные клейма свидетельствуют, что ружье изготовлено в Англии. Большинство клейм находятся на подушках стволов. Они пробиты на Лондонской испытательной станции. Пожалуй, основное клеймо «двухэтажное» сверху – английский геральдический лев, а под ним совмещенные литеры G и P. Это первые буквы английских слов Gun Proof – «ружейное испытание». Кроме номинального калибра (цифры 10 в ромбе) выбита дробь, в числителе которой стоит 11, а в знаменателе 1. Это означает, что диаметр канала ствола приближается к 12, то есть имеет меньшее из допустимых значение (19,3 мм). Число 132 на заднем подствольном крюке проставил, конечно, сам Мацка. Клейма на подушках и два одинаковых номера (19830), выбитые на обоих стволах, свидетельствуют, что в Лондоне ружье было испытано в сборе, а не в виде отдельных ствольных трубок. На стволах хорошо читается клеймо английской фирмы Дж. Килби (G.Kilby), выбитое готическим шрифтом. Это всемирно известный производитель стволов, услугами которого пользовался и учитель Мацки – Н. Гонно. Самим Дж. Килби выбита надпись, говорящая, что стволы дамасские. Опираясь на иллюстрации в известной книги С.А. Бутурлина, легко определить, что это дорогой букетный трехполосный дамаск – кроле.

У ружья полные подкладные замки с длинными мощными V-образными пружинами, которые «смотрят» вперед. Курки с «отбоем». После удара по бойку они отходят назад. При этом пружины бойков возвращают их в исходное положение. К сожалению, эти пружины, видимо, были перекалены при изготовлении и получились ломкими. У правого бойка эта пружина отсутствует. В жизни ружья был период, когда обе возвратные пружины курков были сломаны (или их просто не было). Поэтому при открывании и закрывании ружья выступающие из колодки бойки нещадно били по экстрактору, о чем говорят глубокие забоины. Вероятно, владелец на это не обращал внимания, хотя возвратные пружины – это простые детали, равно как проста и их замена. Ружье имеет очень надежную, может быть, даже избыточно надежную систему запирания. Кроме двух подствольных крюков, в которые входит рамка Перде, есть еще один верхний запор. Продолжение прицельной планки выполнено в форме, которую называют кукольной головкой. Она входит в соответствующую выборку в колодке ружья. Эту систему запирания приписывают Вестли и Ричардсу. Однако изготовитель ружья в головке дополнительно сделал небольшую ступеньку, на которую при запирании надвигается эксцентрик рычага управления затвором. Несмотря на то что на ружье нет клейм, свидетельствующих об испытании его бездымным порохом, толщина стенок ствола позволяет с уверенностью говорить, что стрелять таким порохом из него можно. Ствольный блок спаян по демиблочной схеме, при которой каждый ствол изготавливается заодно с половиной (по толщине) подствольных крюков, а затем обе половинки спаиваются вместе. Интересно, что вдоль всей прицельной планки по ее центру проходит линия контакта, наводящая на мысль, что у каждой половины ствольного блока была и своя узкая половинка планки. Правда, это кажется почти невероятным. Нужно сказать, что поверхность прицельной планки выглядит необычно и элегантно. На ней нет гильошировки по всей ширине. С каждого края есть узкий чистый кантик, а вся центральная часть имеет вид тканевой плетенки.

Гравировка выполнена в лучших английских традициях – мелкая, чистая, безукоризненно правильная и, что самое главное, гармоничная. Ложа ружья полупистолетная, с тонкой насечкой на традиционных местах. Поверхность цевья и ложи хорошо обработана и пропитана маслом. Металлические детали врезаны очень аккуратно. Характер текстуры дерева позволяет предположить, что это американский орех.

Поставщик императорского двора.

Справедливости ради нужно сказать, что среди приезжих были мастера высокой квалификации. Некоторые наши ученики и подмастерья проявляли природные способности, быстро осваивали секреты профессии и обгоняли в умении своих учителей.

Второе ружье – двуствольная бескурковка 12-го калибра, празднично украшенная золотой всечкой. На всех частях ружья выбит номер – 310. Это порядковый номер заказа. Можно предположить, что заказ на его изготовление был принят в 1904 году. Золотая всечка на стволах «Ф.О. Мацка въ С.-Петербурге» сообщает нам имя мастера и место изготовления. Нижняя сторона ствольного блока всегда главный носитель информации. Но на подушках более чем скромный набор из двух надписей и одного клейма. Клеймо – уже знакомый по первому ружью английский геральдический лев, а под ним – отделенные горизонтальной чертой совмещенные литеры G и P. Трактуется это клеймо по-разному. Есть мнение, что это первичное испытание заготовок стволов в отдельных трубках. Но коль скоро клеймо стоит на подушке блока стволов и поставлено явно после ее приплотки к колодке, это первая проба ружья. Еще на подушках выбит калибр – 12. Заметим, что калибр проставлен не по-английски. Начиная с 1887 года значение калибра проставляется в верхней части ромбика, а в нижней помещается литера С (если длина патронника менее75 мм) или литеры CL (если патронник длиннее). На каждом стволе крупно выбито число 22794 – номер испытания по книге регистрации Лондонской испытательной станции.

Весьма глубоко выбита надпись «TPADE MARK», между словами которой расположен хлебный сноп. Это действительно «торговый знак» английской фирмы Дж. Килби. Это имя (G.Kilby) выбито рядом готическим шрифтом. На нижней стороне стволов у подушки надпись «Sir Josefh Whitworth’s FLUID COMPRESS’D STEEL». Джозеф Витворт – известный английский промышленник, одним из первых в Европе освоивший процесс получения высококачественной литой стали, поставлявший прокованные ствольные заготовки многим оружейникам. Именно его сталь была первой, серьезно потеснившей дамасские стволы, производство которых было чрезвычайно сложным и поэтому дорогим.

Получается, что эти стволы изготовлены фирмой Дж. Килби в начале XX века. Они сделаны из лучшей в то время литой стали. Ружье выдержало первые испытания на лондонской испытательной станции и было приобретено Мацкой, который украсил его аккуратной и красивой гравировкой и поставил на нем свое имя. Длина ствольного блока 762 мм. Оба ствола имеют совершенно одинаковый профиль. После патронников длиной 70 мм идет короткий (12 мм) снарядный вход. От него до чоков выдержан очень точный цилиндр диаметром 18,3 мм. Чоковые сужения начинаются за 60 мм до дульного среза и за 17 мм до него становятся на 1 мм уже (17,3 мм). Такие стволы характерны для европейских ружей того времени, предназначенных для стрельбы мелкой дробью.

Время не пощадило это редкое ружье, и каналы стволов слегка тронуты сыпью ржавчины. Эти дефекты пока не должны влиять на бой ружья. Ружье имеет систему запирания, которая почти точно повторяет конструкцию первого из описанных ружей. Интересно, что ствольный блок спаян также по демиблочной схеме, как и в случае куркового ружья. Прицельная планка коническая, сужающаяся от 11 до 8 мм, слегка «утопленная» у дульного среза, где на ней расположена мелкая (1,5 мм) мельхиоровая мушка.

Замки у ружья ложно-подкладные, подпружиненные бойки выполнены отдельно от курков, взведение которых определяется по стрелкам, нанесенным на наружные торцы их осей. Предохранитель неавтоматический, расположен на традиционном месте, на хвостовике колодки. Цевье крепится пружинной защелкой и управляется кнопкой в его вершине.

К сожалению, у ружья заменен экстрактор. Это произошло после того, как вышел из строя механизм отбоя курков. Этот дефект был устранен после замены экстрактора, поскольку и на нем есть явные следы неубиравшихся бойков, нанесенные при открывании ружья. Впоследствии дефект замков был устранен, и сегодня все механизмы ружья работают исправно. Отметим, что поломка возвратных пружин бойков была в обоих ружьях. Характерно, что ломались все четыре пружины. Это говорит о несовершенстве технологии их изготовления. Орех, использованный для цевья и ложи, обработан безукоризненно. Тонкая насечка в традиционных местах выполнена чисто и точно. Шейка ложи английская. Все дерево хорошо выхожено и пропитано маслом.

Поставщик императорского двора.

Кооперация в оружейном деле имеет давнюю историю. И даже сто лет тому назад она была разнообразной. Более того, она позволила русским охотникам приобретать в России добротное оружие.

В целом ружье выглядит гармонично и элегантно. Его художественное оформление можно считать выдающимся для начала прошлого века. Особенно впечатляет тонкая, чисто выполненная гравировка. Ружье может украсить любой оружейный музей. Обратим внимание, что второе ружье украшает золотая всечка, вместе с гравировкой образующая орнамент, который принято называть чешским. Можно предположить, что он выполнен в мастерской Мацки, возможно им самим.

Вероятно, второе ружье (12-го калибра) было собрано и украшено мастером в городе на Неве. В пользу этого предположения свидетельствуют и клейма на ружье. Первое (10-го калибра) имеет полный комплект лондонских клейм и традиционную английскую гравировку.

Эти два ружья показывают, что кооперация в оружейном деле имеет давнюю историю. И даже сто лет тому назад она была разнообразной. Более того, она позволила русским охотникам приобретать в России добротное оружие. И для охотника не слишком важно, кто и какие части ружья производил. Важно, чтобы оно было хорошим.

Сегодня в западных странах специализация и кооперация обеспечивают прогресс во всех отраслях машиностроения, отдельным направлением которого является оружейное дело. Наши оружейные гиганты по ряду системных причин представляют собой замкнутые системы, их перспективы далеко не оптимистичны.

Текст: Владимир Тихомиров
Фото: Вениамин Ольшанский

Журнал "Охотничий двор" декабрь 2012 г.

Ключевые теги: оружие, ружье, оружейник, Франс Осипович Мацка



Другие новости по теме:

Просмотров: 2575   Автор: space 26-08-2013, 16:23    Напечатать   Комментарии (0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Авторизация
Поиск по сайту


Топ новостей
Студия Сергея Донцова. Уникальные картины на зеркале.
Яндекс.Метрика