COMGUN
 



«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

  Архив новостей

Декабрь 2016 (2)
Ноябрь 2016 (31)
Октябрь 2016 (36)
Сентябрь 2016 (5)
Май 2016 (4)
Апрель 2016 (13)




Google+

Охотники на лесном субботнике.
Охотники на лесном субботнике.

Весенняя охота всегда быстротечна. Открывается она в зависимости от хода весны, в середине апреля дней на десять или чуть больше в последние годы.

Весной бывает разрешена охота на селезня с подсадной уткой, на вальдшнепа на вечерней тяге, тетерева и глухаря на току, и на пролётных гусей.

Выбрав свободный день, охотник-любитель выбирается в свои заветные угодья.

Кто-то едет на весенние разливы для охоты с подсадной на селезня, кто-то в поле или на опушке леса, пытается добыть лирохвостого, краснобрового черныша. Некоторым, может повезти с охотой на гусей, спешащих на север, к месту своих гнездовий. Большинству же городских охотников доступна одна из самых простых и поэтичных охот, - на вечерней тяге вальдшнепа, которая является своеобразным током для лесного кулика. Для этого достаточно выбраться за город и встать, где-нибудь выбрав подходящее место у края смешанного леса, на перекрестке лесных дорог изобилующих талыми водами. Становится удобно и среди заросших невысокой порослью старых порубов, выбрав небольшую полянку с удобным сектором обстрела. Весной вальдшнеп летит широким фронтом и можно перевидеть его где угодно. Единственно где вальдшнепа мало это на песках. Поэтому основное при выборе места охоты стоит обратить на почву под ногами. Чем она плодородней, тем больше она интересна для пропитания вальдшнепу.

И лишь немногие из охотников решают испытать свою удачу в охоте на глухаря, на весеннем току и отправляются в глухариные края. Нередко случается, что ток расположен на окраинах начинающих оттаивать моховых болот, вблизи сельского жилья, если лес вплотную примыкает к околице. Чтобы добыть этот завидный трофей, от охотника требуется знание жизни и повадок этой крупной осёдлой птицы, определенные охотничьи навыки и опыт поведения на току.

Глухарь – самая крупная охотничья птица наших лесов. Масса взрослого глухаря-самца колеблется в пределах от 3 до 6 килограммов. Основная масса глухарей обычно составляет 3,5 – 4,5кг.

«Никогда я не поверю, кто мне скажет, что гораздо приятнее подстрелить на лету какого-нибудь плюгавого гаршнепа, чем сидячего глухаря», - писал в позапрошлом веке А.А. Черкасов и многие с ним, пожалуй, согласятся и в наши дни.

Если обуревают сомнения в поиске глухарей, то стоит доверить организацию и проведение подобной охоты знающему охотнику, мастеру своего дела. И вот на такую охоту однажды меня пригласил мой давний хороший приятель Сергей Петрович Левашов.

Я с нетерпением ждал начало открытия весенней охоты. С наступлением теплых солнечных дней я периодически звонил егерю, интересуясь ходом весны в его районе.

- Ну как там с погодой? Дороги в лесу просохли?

Но пока стояли непроходимые сугробы.

- Немного обожди, был неизменный ответ.

Весна вступала в свои права что-то неохотно, а сроки открытия уже поджимали. Но вот прошла неделя другая, небо перестало хмуриться и из-за насупившихся туч выглянуло вновь, как ни вчем не бывало ласковое весеннее солнышко. В лесу сильно убавился снег, теплый южный ветер ласково перебирает голые, с чуть набухшими почками ветви берез. Над полями запели песни жаворонки, вздулись реки. Зажурчали ручьи веселыми струйками.

Через некоторое время вода начала спадать. Позвонив еще раз, услышал в ответ:

- Тока в разгаре. Можешь приезжать, как раз успеешь к закрытию.

Получив приглашение, сложив заранее приготовленные вещи в машину, решаю выехать из дома в полдень. После апрельского субботника город выглядит чистым и свежим. Всюду на промытых весенним дождём газонах видна причесанная граблями молодая пробивающаяся зеленая трава.

…Через три часа не спеша, добрался до подворья моего товарища. Поприветствовав друг друга, и переговорив несколько минут, решаем куда выезжать. Ружье, патронташ и прочие пожитки мигом перекочевали в егерский УАЗ. Хозяин открыл ворота, и мы выехали со двора.

- Ну что ничего не забыли, переспросил он?

- Да нет, всё вроде на месте. Был ответ.

- «Поехали», прозвучало легендарное гагаринское, известное давно уже на весь Мир.

Дорога в лес сразу за селом проходила через поле. Тут и там среди раскисшей почвы виднелись большие лужи, в которых плескались домашние гуси и утки.

Достаточно было только бросить беглый взгляд на начало нашего пути, по которому нам еще только предстояло проехать до дальнего кордона, где вся дорога особенно в низине была покрыта слоем грязи и талого снега, и сразу становилось, очевидно, ясно нам предстоят нелегкие испытания. А что будет дальше вообще неизвестно. Но как говорится, глаза боятся, да руки делают.

Сергей был веселый малый, врубил передний мост и резко дал старт. Меня немного откинуло назад и вжало в сиденье.

- Во даёт, улыбнувшись, подумал про себя.

Процесс пошел.

И мы словно катер на гребне волн с замиранием сердца ухнули, с ходу нырнув в глубокую пучину весенней колеи, волна от которой дошла до лобового стекла. Однако на удивление, легко преодолев её, уверенно поплыли от одной промоины до другой. Водитель в прошлом служил на корабле и прекрасно знал, что моряки, конечно же, по морю ходят, но мы именно плыли.

- По морям по го…нам, нынче здесь завтра там, - напевал весёлый егерь, слегка изменённую в угоду окружающей действительности, хорошо знакомую всем с детства песенку.

Итак, вверх вниз подпрыгнул рюкзак с провизией.

- Держись крепче, предупредил водитель. И снова уверено преодолел очередную канаву.

- Ну, ты, блин, даешь, Гагарин. На орбите с тобой не пропадешь. Неужели не страшно?

- Лучше гор, могут быть только горы, - загадочно ответил друг.

Немало же сгорело нервных клеток у меня по тому маршруту, но как оказалось там, где всё ещё местами лежал снег это были лишь цветочки. Земля под ним на дороге ещё не совсем отошла от зимних морозов и вполне уверенно позволяла грести всем двум ведущим мостам.

Двигатель дорогой постоянно, то ругался, то ворчал совсем, как зверь, то натужено плевался.

Ну, два сумасшедших что возьмешь?

Автомобиль не сдаваясь, и натружено пыхтя постепенно, продвигал нас всё дальше и дальше от цивилизации. Кемел-троффи, да и только. Вот где испытания-то автомобильной техники проводить. Через два десятка километров въехали в лес и остановились. Сергей ушел проверить ближний ток. Меня оставил у машины, за старшего. Заодно попросив посмотреть, что там с карбюратором. Накануне вечером он установил на двигатель взамен прежнего, более экономичный Солекс, но вот обороты холостого хода почему-то немного плавали. Открыв капот, потрогал рукой электромагнитный клапан. Причина лежала на поверхности - он был не затянут. Хорошо, обрадовался я - не нужно долго возиться. Подтянув аккуратно ключом до упора клапан, отрегулировал обороты холостого хода, несколько раз прогазавал и довольный результатом захлопнул капот. Потом прошел немного взад-вперед от машины, вдыхая ароматы весеннего леса и созерцая дивные места. Заметил небольшую стаю тетеревов голов семнадцать, на невысоких деревьях, а перед ними озеро талой воды и не туда и не сюда. Стрелять далеко, подобраться нелегко... Рядом ток шуметь нельзя. Поглядел, подивился и вернулся к машине. Вот оно, стало быть, какое царство Берендея! Стал ожидать своего проводника. Вскоре показался и он. Петрович с ходу доложил обстановку:

- Ближний ток в эту весну пуст. Там делать нечего.

- Что дальше, какие планы?

- Едем проверять другие дальние и если всё удачно остаёмся на вечерний «подслух».

- Потом ночевка у костра, неторопливая беседа, утренний чай и затемно выдвигаемся на ток.

- Класс, обрадовался я.

Подъезжаем ближе к опушке леса, кругом под колесами вода, но местами чувствуется под ней лёд, а где и оттаявшая трясина. Опасность и неизвестность дороги подстерегает кругом.

А вокруг такая красота в берендеевском владении. На вербах вдоль дороги расселись тетерева, как в тире. Наверное, будет знатная охота. Периодически мелькали одиночные крякаши в поиске подруг. Всё это особенно радовало сердце и грело душу охотников. Улыбаясь весенним пейзажам, перемигиваясь друг с другом в кабине, где нет- нет да пахнет бензином на очередной перегазовке в промоине, мы уверенно продвигались всё ближе к заветному току.

Всё это ожидание долгожданного праздника предстоящей охоты и есть счастье для каждой охотничьей души человека. Предвкушая то, что фортуна неминуемо нас ждет впереди, мы с ходу решили посреди поля преодолеть большой заболоченный участок. Надо сказать, что по надрывному рёву двигателя можно было легко понять, что у нас под колесами и вывезет нас «козлик» на твердь или нет, но вот кажется, опасный участок проскочили. Благополучно едем дальше. И вот когда казалось, пройдена очередное препятствие водитель подмигивая и самоуверенно улыбаясь во всё свои тридцать два крепких зуба, типа знай, мол, наших и не из таких трясин-болотин выползали, уже почти выбравшись на сравнительно сухой участок дороги, решил переключиться на повышенную передачу. И вот тут-то он просчитался и явно дал маху. На прогретой весенним ярким солнышком возвышенности нас коварно подстерегала засада. Вероятнее всего получилось так, что на этом участке дороги, на открытом солнцепеке снег уже давно сошел, а весеннее солнце пригревало открытый грунт, и растопило его на достаточную глубину. Чего мы естественно совсем не учли и упустили полностью из вида. Чтож и на старуху бывает проруха, что не говори. Хотя впрочем, и остановить машину заранее прощупав брод, мы не имели никакой возможности, ежеминутно рискуя засесть в том же самом месте и в тот же миг, как только упадет тяга на ведущих колесах. Едва колеса коснулись этого участка, двигатель как-то сразу своим звуком обреченно поведал – тут так легко не отделаться, нам всем грозят большие неприятности. Натуженный вой двигателя сменился, каким-то отчаянным визгом. Стало ясно - Боливару двоих не потянуть. Он взвыл всеми своими имевшимися под капотом лошадиными силами, беспомощно завращал диагонально вывешенными колесами засев на оба моста, жалобно запросив помощи. Я тут же выскочил из кабины пытаясь подтолкнуть, но всё было тщетно. Всхрапнув напоследок, мотор безмолвно затих. Шофёр быстро включил задний ход, да не тут-то было. Вездеход остался в прежнем положении. Стало ясно, мы глубоко увязли. Удача от нас отвернулась, и полярный зверёк перед нашим носом взмахнул хвостом. Дальнейшее ёрзганье, не имело ни какого смысла, прекратив мучать машину и заглушив двигатель, водитель вышел из салона. Только немного прошли вдоль колеи, и опа нога, как в жидкий цементный раствор ушла по колено. Вытянув сапог из грязи и поправив носок огляделись.

- Ндааааааа хорошо засели, а с виду и незаметно было, протянул шофер.

- Получается низину прошли, а на подъёме увязли, добавил я. Ну, чтож время пока есть.

…Редко какой компании охотников удается на охоте в распутицу добраться до места и ни разу не застрять. И в подобную весьма неприятную ситуацию рано или поздно попадает любая бригада охотников. Но то коллектив и когда впереди или сзади нередко двигается еще автомобиль, а нас же досадная незадача застала вдвоём и самое обидное перед закрытием охоты, в последние выходные дни. Ждать помощи нам явно было не откуда, так же было безрассудно надеяться, что кто-то ещё рискнет проехать этой дорогой. Кроме нас тут явно долго еще никого не будет, пока не просохнет всё вокруг. Ведь мы на свой страх и риск забрались в самые глухие и малопроходимые места даже во время сухого сезона. Ну, чтож неудачно попытавшись с ходу выскочить назад ещё раз, мы через несколько секунд окончательно расстались с этой затеей, после того как достали из багажника лопату и едва промерив с помощью неё, глубокие колеи заполненые густой жижей. Страшно было даже оглянуться не то, что сдать назад, понимая насколько всё серьёзно.

«Прошиб меня холодный пот
И я прошёлся чуть вперёд
Гляжу, размыли край ручьи
весенние,
Там выезд есть из колеи,
спасение!»


Оставалось одно – только вперёд на подъём. Как-то развернуться на месте не было никакой возможности. Узкую полевую дорогу плотно окаймляли вспаханные прошлой осенью и поблескивающие на солнце чернонозёмом поля. Обычно пашни у нас скудные, частенько встречается щебёнка и суглинок, а тут же лоснящаяся на солнце жирная землица так бы взял и намазал на хлеб, словно черную икру. С восхищением бормотал про себя крестьянин в душе каждого из нас. Надо отдать должное, пахарь потрудился на славу, не отставил ни пяди, не вспаханной межи и даже эту дорожку-направление, на которой мы застряли, двигаясь, местами зацепил плугом. Вероятно, сильно спешил тракторист и не стал поднимать лемеха над поверхностью земли. Стало окончательно ясно, назад этой дорогой нам больше ходу нет. Будем прорываться вперёд! Единственно, что в этой ситуации вызывало добрую улыбку, что хорошо, что это не военная весенняя распутица, и мы не везём снаряды на передовую к фронту, а коли так и мы никого не подводим, то всё уж не так и плохо. Главное ведь не стреляют и самолёты рядом бомбы не метают. Горе не беда эка невидаль, а выберемся сами, будет что вспомнить. С кем не бывает. Но егерь как-то в горячке и с обречением, которое явно читалось в интонации его голоса, сразу вызвался идти за трактором только ему одному известной дорогой в небольшую деревню.

- Подожди, дай сообразить, как быть. Что делать?

- Что тут думать? Идти в деревню за трактором придётся, высказывает снова свою мысль Сергей. Минута ушла на размышления.

- Ты смотри, как засели ёшкин кот, чертыхался он, оглядывая вездеход. Тут трактор нужен.

Подумав, я заметил - этак он до утра проходит. Пока дойдет, пока найдет то сё. Неизвестно ещё есть ли там трактор вообще и если даже исправный, то найдётся ли солярка, чтоб до застрявшего в поле УАЗика доехать и обратно его тащить. Да и тракторист дома ли. Все это не ближний свет тут уже не до охоты.

Всё считай, прощай глухари-тетерева охоту, на которых я так долго с нетерпением ждал последних два самых для меня долгих месяца календаря. А вон в поле берёзки растут, если притащить от туда слеги, да под колёса подложить можно попробовать - успешный опыт вытаскивания уже был. Наученный прошлым уверенно обрисовал нехитрую схему и алгоритм наших действий, по вызволению утонувшего теперь уже по линию порогов вездехода на сухую твердь с помощью настила под колеса и ваг. Но егерь больше надежд возлагал на трактор. Потом вдруг его опечаленное лицо просветлело и на нём появилось некое подобие улыбки, он задумался.

- Как-как ты говоришь, ещё раз переспросил Петрович, и я подробно объяснил...

- Положив большое бревно рядом с автомобилем параллельно колее. Один конец ваги, подсунув сверху бревна под ось колеса моста, начинаем всем весом, наседать на рычаг противоположного конца ваги тем самым поднимая колесо над поверхностью грунта. Тут же немедля подкладываем подручный материал под колеса и так по очереди со всеми колесами с обеих сторон. Если на вагу использована крепкая древесина, то работа спорится и уже через некоторое время автомобиль стоит на твёрдой поверхности из брёвен веток и прочего лесного материала. Необходимо для раскачки подложить впереди и сзади машины в колеи еще метра по два чего-нибудь, будь то крупные камни или древесный хворост. Если же с этим проблемы тогда необходимо, как только машина проедет немного тут же вытаскивать из колеи настил и заново его стелить перед колесами по направлению движения. Таким образом, можно при дефиците подручных средств выбраться из грязи. Правда такой способ не каждому автомобилю подходит. Но для УАЗика, это удачный, опробованный многими поколениями водителей вариант.

Недолго думая, и не теряя даром времени так и порешили - идти в видневшийся посреди поля небольшой березовый колок леса. Возможно, сможем в нём найти что-нибудь из упавших деревьев, а если нет, то придется стать вынужденными дровосеками. Благо у запасливого охотника топор всегда лежит в багажнике. Что ж попытка не пытка вдруг это получится несколько легче, чем тащится в неизвестность за трактором. Да и топать свыше двадцати семи километров по раскисшей весенней дороге Сергею явно большого удовольствия не вызывало, а как же иначе рассуждал он вслух - ты гость, он хозяин и знаток местных деревень и дорог. А раз взялся предоставить и организовать охоту то, как говорится, назвался груздем, полезай в кузов. Да и представить трудно было, если глубоко за полночь кому-то в дом постучится грязный с дороги, измученный незнакомец и попросит немедленно заводить и гнать трактор неизвестно куда. По-моему не каждый согласится вот так, невзирая на увещевания, неизвестно откуда взявшегося лешего соскочить с кровати и за неясный посул исполнить то, что он него требует забредший путник. Петрович же родился и вырос в этих краях и поэтому давно был знаком тут всем и каждому и кажется, всех диких животных знал тут наперечет, а они ему можно сказать просто кланялись, разве что не ломали шапку перед ним, когда в сенокос он заготавливал сено для своего большого крестьянского хозяйства. Известное дело грамотный хозяйственник лишнего из леса не берет, но и озорничать ни кому не позволит. Одним словом свой в доску парень, а то я городской чужак,.. а мож вообще какой беглый мало ли тут весной по лесам туристов шастает. Поди со всеми, разберись. Известно - в непроходимых лесах завсегда много чего скрыто от глаз людских. Ну что сказано да не быстро сделано. Не так-то просто по раскисшему полю добираться до островка деревьев. Да как говорится, глаза боятся, да ноги в данном случае ведут. Ну что пошли тогда, но немного выдвинулись и поняли так мы далеко не уйдем, то одна нога увязнет, то с другой сапог теряешь, пока подтягиваешь ее. Вернулись, решили скинуть с себя верхнюю одежду и оказались правы. Не прошли и половину маршрута вымокли уже до нитки, а еще предстояло лес валить да назад носить. Наконец дошли до места, встали передохнуть. Оглядевшись и обнаружив поваленную, но ещё достаточно крепкую лесину решили её тащить к дороге. Ухватили с одного конца вдвоём, попытались, приподняв двинуть волоком да не тут-то было. Тяжело. Хрясь, хрясь острый топор, споро вгрызаясь, начал отламывать немалые щепки…

- Кажись готово. Ну что взяли, командует Сергей, тогда пошли.

Во второй декаде апреля на территории нашей страны по традиции и с давних пор проводятся работы по благоустройству и уборки территории после зимы. Вот и мы, проваливаясь и увязая в раскисший грунт, спотыкаясь на каждом шагу, носили брёвна и прочий валежник, очищая посреди поля лесной островок от хлама. Сильны, однако, традиции ленинских субботников. Невольно даже на охоте в апрельский выходной мы не посмели их нарушить, правда, у нас и выбор был на тот момент не велик. Усмехаясь и утирая пот, застилавший глаза мы вспоминали известную картину «Ленин с бревном». С той лишь разницей, что бревнышек мы перетаскали к дороге, целую дюжину, пока мостили настил и подкладывали под колеса, а Владимир Ильич лишь одно. В этой ситуации не хватало фотоаппарата, чтобы запечатлеть исторический момент - охотники на лесном субботнике, просто картина маслом вырисовывалась в нашем воображении.

Наконец дотащили и сваливаем с облегчением тяжелую ношу рядом с машиной. Чуть передохнув и утерев пот, двигаемся снова за валежником, которого на нашу удачу полно валяется под ногами среди молодых берёз в поле. Немало пришлось сделать ходок туда и обратно. Пот валил градом. Но наши усилия пока мало приносили результата. И сколько бы мы не подкладывали под колеса все уходили вглубь колеи. Пока ничего не получалось. Так становилось понятно вечерний «подслух» накрылся, ну ничего планы немного изменились - зато впереди есть в запасе ночь и утренняя охота. На очередном подходе с нелёгкой ношей к машине замечаю как-то быстро, закончился чай в термосе, но ещё оставалась вода в алюминиевой канистре. Напившись оба вволю, мы снова продолжаем путь. Еще солнце не успело совсем опуститься за горизонт, а протянул первый вальдшнеп. Наверное «объездчик», заметил напарник.

Время 20 ч. 15 мин, но нам недосуг. Мы полностью поглощены каторжным своим трудом. А кругом красота, а кругом нас окружает многоголосье птичьих стай в небесах, веселое многозвучье перелетных птиц спешащих в свои родные края доносится до нас отовсюду. Вот над нами показался журавлиный клин.

- Давай чуток передохнём, предложил Сергей и невольно мы, закинув головы, устремили свои взоры в небо. В памяти всплыли строки:

«Мне кажется порою что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю эту полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времён тех дальних.
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально.
Мы замолкаем, глядя в небеса?

Сегодня, предвечернею порою,
Я вижу, как в тумане журавли
Летят своим определенным строем,
Как по полям людьми брели они.

Они летят, свершают путь свой длинный
И выкликают чьи-то имена.
Летит, летит по небу клин усталый-
И в том строю есть промежуток малый-
Быть может, это место для меня!

Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле»


…они летят весеннею порою и, понимая это, мы вспоминаем о войне.

Бредя по полю с бревном на плече невольно вспомнились эти строки великого дагестанского поэта Расула Гамзатова. Возможно, эта сентиментальность родом из детства, когда ещё была жива моя бабушка у которой, на Курской дуге защищая нашу Родину, погибло шестеро её родных братьев ...

Конечно же, наш труд по вызволению застрявшей автомашины не идет ни в какое сравнение, с теми тяготами, лишениями которые выпали на долю всех наших людей в те тяжелые, лихие годы войны. Для нас это было всего лишь небольшое приключение, несмотря на то, что мы, выбиваясь из сил сильно устали. Перетаскав валежника достаточно много, полностью очистив березовый остров от упавшего старого леса и прочего хлама. Раньше когда топили дровами в лесу хвороста было не найти, не то что теперь, вот мы вынуждено и занимались с приятелем наведением порядка пусть всего лишь на небольшом участке охотугодий.

Издалека в большой вышине доносится крик стаи гусей. Смотрю на небо. Вон еще клин идёт опять наших журавлей. Весело курлыкая и постоянно перестраиваясь в полёте, они наперегонки спешат на свою родину. Им еще далеко лететь не то, что нам какие-то полтора километра пройти. Вот один явно разведчик или просто уставшая птица отбилась от стаи и стала снижаться неподалёку от края дороги, с интересом облетев при этом двух путников посреди поля. Приветствуя, машем ему рукой, и любознательный журавль издает удивительно чарующее курлыканье нам в ответ, улетая вслед за своими собратьями. Это прибавило нам немного сил. Получается полное слияние с природой. В сознание вселяется такое чувство, что мы одни на всем белом свете. Но это не так. Еще не затихли брачные игры тетеревов, до нашего слуха отдаленно доносится: «чувши, чувши» периодически перерезаемое резким жвяканьем красавца селезня и страстным призывным кряканьем его подруги серой утки. Всюду насколько хватает взора - разлилось половодье и у всего живого бурлят весенние страсти. Жизнь удивительная штука полна непредсказуемости побед и поражений. Весь смысл жизни, на мой взгляд, очень прост и заключается в том, чтобы просто жить. Вот и вся суровая, правда, жизни. За это и воевали и погибали наши солдаты, ради жизни на земле своих родных и близких и тех, кто останется в живых после той страшной войны и всех тех последующих поколений. Об этом стоит помнить всегда. Боюсь, что сегодня Мир опять стоит на пороге войны. Последние события, происходящие в ряде уголков планеты, явно указывают нам на это.

Как то так незаметно за этими мыслями стало вечереть, и воздух стал свежее. А мы продвинулись в своих усилиях всего лишь на полметра. Впереди еще оставалось несколько долгих метров хляби.

- Надо было сразу идти за трактором, снова высказал свою мысль, егерь.

- Но это же не близко, да еще по такой дороге, прервал его я.

…Решили передохнуть и утолить жажду. Надо сказать, собирались мы налегке так на скорую руку типа в разведку на вечерний «подслух», но с возможностью провести сказочную весеннюю ночь у костра неподалеку от глухариного тока. А тут такая засада все планы насмарку. Верно, говорят - мы предполагаем, а Бог располагает. Обидно право. И ведь почти доехали до места и надож такому случится. Знал бы, что так придётся мучаться, уж лучше дома сидеть. Так нет же, разве усидишь - охота пуще неволи. Что и не говори, а шофера донимают не километры дорог, а порой, как часто это бывает, всего лишь метры, но какие! И эти метры разверзшейся трясины нам предстояло еще пройти. Видимо кто-то, наверху попивая свой чаек, весело усмехался в усы, как эти двое мурашей копошились в грязи пытаясь выкарабкаться. И тут допивая остатки воды в кружке, и втянув носом, свежий воздух меня, осенило, а ведь подмораживает! А что если ночной мороз ударит и скует колеса вездехода в колее. Это ж нам тогда придётся полный трындец!.. так, а что если это использовать нам же во благо. Эврика! Немедленно делюсь с Петровичем планом эвакуации нашего транспорта из грязевого, а под утро уж точно неминуемого, хотя и вполне возможно гораздо раньше ледового плена. Пока еще не совсем подморозило, срочно подкладываем весь древесный хлам, который найдётся под колеса, и дожидаемся утра. Всё больше ничего не делаем. В итоге что получаем. Машина приподнята и имеет возможность для манёвра-рывка, а земля под колесами уже не тестообразное месиво, но затвердевший от заморозка до каменного состояния грунт. И в этом оказалось наше спасение. А пока за работу.

…Появилась Луна и на фоне ее, на небосводе стали ещё азартнее тянуть вальдшнепы. Я никогда не видел такой азартной тяги посреди поля в небольшом березовом островке леса изредка поросшего мелким осинником. Тяга вальдшнепа была чрезвычайно яркой в этот вечер. Она, то разгоралась, то временами затихая на несколько минут. В любовном азарте птицы парами пролетали с цвиканьем и хорканьем прямо у нас над головами, гоняясь друг за другом. Иногда появлялись поодиночке, неспешно налетая откуда-то сбоку справо и слева, нисколько не смущаясь нашим присутствием, словно мы для них не существовали. Они просто нас игнорировали и не хотели замечать…

До чего удивительна и многообразна живая природа и все звери и птицы в ней. За многие сотни миллионов лет, совместного сосуществования бок обок рядом с человеком, животные прекрасно изучили его повадки, а мы-то наивные люди думаем, что всё знаем о них. Это они как раз всё знают о нас и сегодняшний вечер тому хорошее подтверждение. Так или иначе, летая поминутно вокруг нас птицы, прекрасно понимали - мы заняты и нам явно пока не до них. Каждый был занят своим важным делом.

Во мне боролись странные чувства всё бросить схватить ружьё и немного постоять на тяге. Я предлагал это и своему товарищу. Но он человек практичной закваски невнемлил моему призыву.

- Эка невидаль твердил он в ответ. Да тянут хорошо. Ну, стрельнешь ты, добудешь эту страмиду, там мяса куснуть то на раз для собаки, а развернуться крепкому здоровому мужскому желудку негде, то ли вот глухарь. Нет, я не согласен, не стоит, и тратить патрон. Баловство всё это.

- Петрович до тока надо ещё добраться, выбравшись из грязи, да суметь подойти, чтобы добыть, а тут нате, пожалуйста, прямо над нами тянут и сами в ягдташ просятся. А ты привереда выбираешь что пожирней.

- Ладно, передохнули, пошли последнюю слегу отнесём и хорош.

Изредка птицы тянули и над полевой дорогой.

Особенно хороша, оказалась заключительная фаза тяги. На фоне яркого желтка Луны вальдшнепы напоминали роящихся где-нибудь на летней веранде в свете ночной лампы вечерних бабочек и каких-то сказочных персонажей. Они словно юркие колибри, собирая нектар, так и вились у цветка Луны, которая отчетливо была заметна на темном фоне неба, отдающем синевой и украшенном мерцающими пока ещё редкими звёздами. Эта картина небосвода напомнила мне рисунки из детской книжки. Не хватало только доброй феи. Даже пусть в то время наши руки были бы не заняты работой. Мы и тогда вряд ли бы посмели нарушить подобную идиллию сложившейся картины. Нас охватило волнующее радостное чувство, и в душе разлилась благодать. Этот тот удивительный миг могут испытать только охотники.

Охота - это образ жизни и состояние души!

Постепенно тяга стала затихать и окончательно ближе к полуночи брачный полёт самцы вальдшнепа прекратили, оставив нас наедине с Луной, свет который нам как нельзя, кстати, теперь очень был в помощь.

Яркие звезды и свежесть воздуха не позволяла нам прохлаждаться. Однако стоит одеться. Становилось прохладно. Приходилось поспешать до наступления заморзков, которые постепенно опускались на землю.

Мы натаскали и подложили последние ветки и гнилушки в колеи под колеса. Не успели передохнуть, как морозец уже сковал землю. Разгоряченные работой мы даже не сразу это заметили, но ступать по поверхности прихваченной почвы стало заметно легче, чем прежде. Пощупав рукой, грунт я в этом убедился.

- Ну что стоит попробовать спросил я Сергея? - Или обождём еще немного до утра, но тогда прощай рассвет и охота пусть и не на дальнем кордоне но, всё же. Выбравшись сейчас, шанс для охоты оставался. Решено. Была, не была. Завели мотор и, не спеша с раскачки туда-сюда на удивление легко выкинув из-под колес настил, вездеход выскочил из капкана колеи и встал поперёк дороги. Всётаки Бог на свете есть!

Всевышний на небе смилостивился над нами, зажёг лунный ночник и соблаговолил морозцу окутать землю вокруг. Если этой ночью бы не похолодало, нам пришлось бы туго.

Так ещё раз укладываем наши дрова в основательно подмерзшую колею, лужи которой затянулись тонким льдом и скорее ходу. До утреннего рассвета оставалось ни так много времени. Радости нет предела. Боже мой, как мало человеку надо. Побросав топор и термос в кабину катим насквозь промокшие от пота к ближайшему лесу. Впереди лужа. Опа, опять ну всё - ёкает сердечко. Газу, газу раз два ииииии пошла родимая.

- Тем, кто дружен, не страшны тревоги
- Нам любые дороги дороооги. …

На эмоциях мчимся по кочкам, ломая уже во всю покрытые тонким льдом лужи. Да нет, не застряли в этот раз, верный трудяга УАЗ рыча, вывез нас на сравнительно сухое, а может сам Господь смилостивился в очередной раз, над нами грешниками и позволил великодушно час-другой передохнуть перед наступающим рассветом. Пусть будет, так как будет. Костер разжигать мы не стали решив подремать в машине. Всё равно это уже не сон, да и было о чем поговорить. Жаль чай в термосе давно закончился. Чуть позже понимаю, что адреналин улегся в крови, и мы порядком подъустали. Пытаемся снова заснуть, но получается лишь кемарить и в полудреме изредка отвечать на вопросы старого друга. До этой встречи мы довольно долго не виделись и неспешный разговор о том, о сём восстановил всю картину происходящий прежде нашей жизни.

У меня с собой, как известно, было…

И я время от времени предлагал Сергею выпить за удачу, но он никогда в жизни не употреблявший спиртного упорно напрочь отвергал мое предложение.

- Ну, нет, так нет, и я не буду. Бывает же и на охоте даже люди не пьют!

Вскоре мы допили остатки воды, и периодически запуская двигатель, довольно таки сносно согрелись. Предутренний сон не заставили себя долго ждать, а как всегда бывает, всё хорошее быстро заканчивается, только было провалился в глубокую дрёму, егерь чуть забрезжил рассвет, глянув на часы, скомандовал пора подъём. Ну чтож для того мы сюда и приехали, в конце концов.

- Пора. Собираю ружье, беру патроны в карман, оставляя патронташ в машине и вперед за ним следом. Осторожно не хлопая дверцами, выбираемся наружу.

- Ох, ё на дворе то зябко, иней хрустит под ногами.

- Ага, под ногами всё скрипит.

- Как идти то Сергей? Не знаю, сложно будет подобраться к поющему глухарю. Ну да ладно всё равно выбора нет. Идём.

Подчиняюсь. Ему видней. Петрович опытный охотник это для меня всё диво, а ему не впервой. Шагаю, старюсь не шуметь. Через несколько метров он меня сердито одергивает:

- Что у тебя там звенит?

- Антабка.

- Ты давай маленько там как-то, эт самое придерживай чтоль её руками, а то нас с тобой глухарь, то хорошо слышит. Эт мы его не слышим, а нас ему далеко слыхать - тихонько ворчит опытный следопыт.

- Хорошо.

Понимаю свою оплошность, крепко прижав антабку рукой к стволу, следую шаг в шаг за провожатым. Чувствую некую нервозность во всех членах и воспалёность глаз без сна. Усталось враз наваливается тяжелой ношей и сказывается полным безразличием ко всему происходящему. Пошатываясь словно пьяный бреду вслед за ним. Эх, не так я представлял себе эту охоту. А тут хочется спать, а приходится ночью шагать неизвестно куда, поминутно рискуя напороться глазом на острый сучок, или провалится в заброшенную берлогу - ловушку на крупного зверя. Когда-то в этих краях очень давно вскоре после войны вели геологические изыскания и порядком наковыряли земли. Всюду виднелись небольшие оплывшие от времени воронки. Было, похоже, что этот лес словно бомбили. Бомбить, возможно, и не бомбили, но геологи взрывчаткой явно тут поработали, и вот теперь спустя полустолетие, приходится брести к заветному току, надеясь при этом не угодить в залитый водой коварный колодец или глубокую яму. Под ногами частенько чувствуется что-то такое напоминающие округлые окатыши. Не сразу понимаю, что всё под ногами усеяно кучками мёрзлого лосиного помёта. Так и поскользнуться недолго. Да сколько же они тут на…ли? Похоже, много их тут развелось в глуши таёжной. Вот она мечта охотника попасть бы сюда зимой. Наверняка и рыси и медведи водятся.

- Осторожней словно в подтверждение моих мыслей остерегает Петрович. Тут где-то у вывортня старая берлога была - там сплетение корней. Аккуратней обходи стороной, а то зацепишься, не ровен час, покатишься кубарем. Идти тяжело, не легче чем по раскисшему полю с бревном. Встали передохнуть послушать. В ночном небе идёт пролет гусей. Доносятся какие-то неведомые мне голоса птиц. Недоумевая, вслушиваюсь в темное небо.

- Пискульки летят, уверенно поведал следопыт.

Прошли мы немного, и Сергей указал мне на группу высоких деревьев где, по его мнению, на одной из них должен находиться глухарь. Всматриваюсь вверх в указанном направлении, но ничего не вижу. Обычно в полумраке глухаря можно спутать с веткой или большим гнездом. Издали он может казаться совсем небольшим, не больше голубя, но подобравшись ближе к дереву, на котором сидит токующий петух, он кажется теперь очень большим. Пробираюсь ближе. Вдруг явно услышал «дак». Внимательно прислушался напряг слух, до меня следом явственно донеслось «те-ке, те-ке, те-ке» так вот оно что. Чем-то отдалённо похоже на щелчки счетчика Гейгера.

Насторожившись, петух замолчал и замер в своей позе. Наверное, мне показалось. Я потерял его из виду. Да нет же он, он это стреляй скорей, а то улетит. Подбадривает внутренний голос. Но вокруг на деревьях полно черных наростов разросшихся ветвей, сливающихся в полумраке в причудливые формы. Их вполне можно принять за птицу. Возможно, я ошибаюсь. Еще достаточно смутно видно. Не спуская глаз с объекта наблюдения, подкрадываюсь ближе готовый в любую минуту к выстрелу. Но пока нет ясности, и я как опытный охотник, никогда не стреляю на шорох или по неясно видимой цели. Разумеется, никогда не следует стрелять, если глухаря видно плохо. Лучше обойти под песню кругом дерева, чем бесполезно упустить подранком такую красивую и ценную птицу. Петух предательски молчит. Гложут сомнения он, не он?

Но вот, наконец, заметил в надвигающихся сумерках совершенно черный, строгий, как бы размытый силуэт глухаря. Значит, то темное пятно вблизи вершины берез и есть искомая реликтовая птица. Но рядом темнеет не одно пятно, так какое же из них принадлежит глухарю? Я растерялся. Решил подождать, пусть ещё чуть расцветёт. Но тогда я стою на открытом месте, и меня он мигом заметит, а до него еще далеко для уверенного выстрела. Стреляют глухаря не далее 35 шагов и только под песню. Решаю еще раз внимательно слушать и всмотреться, откуда донесётся звук. Глухарь не заставил себя долго ждать и снова осторожно запел. "Тэ-ке!.. Тэ-ке! Он? Как тихо, словно издалека доносится щелканье. Глухарь, нахохлив шею, распустив веером хвост и опустив крылья вниз чем-то напоминал борца сумо и выглядел довольно впечатляюще.

- Боже, какой он огромный! Хорошо,что взял патроны магнум.

И вот делаю последние шаги, держа цель на мушке.

Передо мной предстал еще в полутьме с распущенным хвостом и опущенными крыльями просто невероятный монстр. Не может быть, нет, это что угодно, но не глухарь. Одолевают сомнения. Ну не может быть он таким огромным. Токовик молчал. Целюсь, а мысль не покидает разум - слишком большой не может он быть таким огромным. Жму на спуск,- выстрела нет. Что такое? Забыл снять с предохранителя. Отвлёкшись на секунду, потерял из виду цель. Может это всё же не он? И это сомнение меня толкает сделать еще десяток шагов поближе. Под ногами потрескивает опавшая прошлогодняя подмёрзшая листва. Вот уже вижу лесного великана, а те тёмные пятна рядом всего лишь пара, вороньих гнезд. Да красив и до чего хорош,- мысленно любуюсь им и поднимаю ружье.

Неосторожно переступив, под ногой предательски громко что-то хрустнуло. Глухарь, а это оказался именно он тут же снимается с ветки. Трудно даже представить все случаи, встречающиеся на этой интересной и трудной охоте. Гремит вдогонку запоздалый выстрел первым номером дроби, но видимо промах и мошник какое-то расстояние пролетел ровно, а потом вдруг наутур пошел книзу. Значит, задел, теряюсь в догадках. Но моё твёрдое убеждение в невозможности промаха, мощным патроном с тяжелым зарядом крупной дроби, заставило меня идти в след за скрывшийся птицей. Дотоле внимательно следивший за поведением токовика Сергей заметил, куда улетела птица, и предложил пройти вперёд, держа перед собой ориентиры - деревья, за которыми начинался отлогий спуск плавно переходящий в неглубокий безлесый овражек. Немедля отправляюсь следом.

Наблюдения опытных охотников говорят, что раненый глухарь обычно летит низом, выбирает открытые места и садится на землю, тогда как нетронутый поднимается выше и садится обязательно на дерево; насторожившись, сидит молча и только в редких случаях в это же утро возобновляет игру.

Серые сумерки перешли в бледный рассвет. Пока шел сотню шагов, утро заняло свои права. Эх, жаль, нет с собой любимой собаки. Мой верный спаниель мигом бы нашел подранка, но подобная охота не предполагает наличие собаки, таковы правила. Придётся обшарить заросли молодого ельника. И хорошо, что их не так много. Мне не потребовалось много времени, дошедший подранок лежал у разлапистой небольшой ели под густые ветви, которой он, вероятно, надеялся укрыться. Выстрел магнумом не позволил ему это сделать. Осмотрев с восхищением вожделенную добычу. Кричу, дошел и вполне удовлетворённый результатом охоты, возвращаюсь назад своим следом. Встречаемся с товарищем, и принимаю от него поздравления. Садимся в машину, уезжаем уже другой дорогой.

Проезжая полем заросшим бурьяном останавливаемся, оглядывая окрестности. Со всех сторон слышны тетерева. Азартно токуют. Определив направление, решаю попытаться их скрасть. Безрассудно надеясь, что они меня подпустят на верный выстрел, прислушиваясь, открыто продвигаюсь на звуки. Ток то вновь разгорается, то затихает и «чувши» слышится со всех сторон, разносясь многоголосым эхом вокруг. Похоже, обманувшись, я двигался не в том направлении. Впереди не видно птиц и, в конце концов, поняв свою ошибку, возвращаюсь в машину. Едем к дому.

Над лесом встало солнце, озарив лучами вершины посеребренных инеем дерев. Любуюсь красотами дивной природы родного края. Меня всегда с детства завораживал восход солнца. Прошу остановиться и еще послушать бульканье тетеревов. Сергей торопит пора, давай едем, вряд ли они нас подпустят и это самое у него телята не кормлены. Понимающе кивнув, безропотно усаживаюсь рядом. Делу время, а потехе час.

… На выезде из леса, в какой-то полусотне метров от опушки у молодых редких берез и среди невысоких ёлочек, на земле надменно, будто император, взирая вниз на окрестности большого села раскинувшегося внизу холма, у реки замер, как изваяние огромной величины глухарь. Оба-на. После всех наших мучений и бессонной ночи нас уже было трудно, чем-либо удивить и хотелось одного только спать. Ведь известно сон милее всех на свете. Но в лучах утреннего солнца это было, как подарок небес. Кто-то свыше явно благоволил нам, или был в хорошем настроении, пожалев нас, послал эту дичь, милостиво дав еще один шанс в последний день охоты. Сон как рукой сняло.

- Ты смотри!

- Тормозии, шепчу я в ответ, не спуская взгляда с гордой птицы.

Машина съехала в не большую низинку. Быстро выкатившись из салона, и прячась в складках местности, я с замиранием сердца, которое вот-вот выпрыгнет из груди осторожно не спеша, пополз навстречу вожделённой добычи. Предупредив Сергея, если улетит, пусть посигналит, иначе впустую ползать по земле не очень то и хотелось. Ползу, дыханье затая, боюсь выглянуть приподнять голову. Наметив для себя ориентир, переваливаюсь, не спеша за бугорок. Спрятаться абсолютно негде кругом голая трава. Ползу, максимально вжимаясь в землю. Вдруг почти совсем рядом слева донёсся отчетливый: «тек, тек, те-ке, те-ке...» Ах, вот оно что?! Он токует здесь. Прекрасно. Выдал себя. Подтягиваю ближе к себе ружье. Проверяю предохранитель и на месте ли патроны. Не хочется глупо упустить дичь, из-под носа. Осторожно выглядываю. Есть стоит расфуфыренный такой, важный… Красавец. Любуюсь зеленоватым отливом пера на его шеи. Ловлю на мушку. Жду. Всё пора. Сердце рвется на части в груди. В голове кровь кипит от адреналина. Глухарь не видит меня, развернулся ко мне задом и зашел за кочку. Начинаю раздумывать, куда лучше стрелять. И тут вдруг звучит отрывистый сигнал клаксона. Токовик замолкает и оглушительным треском крыльев взрывается с места свечкой, выравнивая свой полёт в сторону леса. Всё медлить нельзя. Гремит дуплет.

- Бот, доносится радостный для слуха каждого охотника приглушенный звук падения о землю грузной птицы.

Вскакиваю с земли, и несусь со всех ног к петуху, не веря всё ещё в свою добычу. В голове проносится, как сон - со мной ли это было секунду назад. В воздухе всё ещё кружась, плавно опускались вниз небольшие выбитые дробью пёрышки. Поднимаю глухаря и иду к машине.

Ну, всё каждому по трофею преподнесло нам это утро! Протягиваю глухаря другу.

- Это твой, заслуженнный, будет тоже, чем порадовать домашних.

Сергей, улыбаясь, одобрительно хлопает меня по плечу.

- Ну, я смотрю, ты подкрался, прицелился. Чего ж он ждёт, думаю. Ехать пора, скотина ждать не любит. Мож не видать тебе его было. А тут, эт самое повернулся неудобно и случайно задел локтём кнопку сигнала, а он вишь как вышло то, спугнул его. Он поднялся, и ты его ловко срезал…

- Даче там, близко было метров тридцать пять от силы, да на открытом месте. Тут любой стрелок бы попал.

- Ну, близко не близко, но молодец не промазал. Ну, все садись, едем, пора домой.

Внизу у подножия холма на пруду плавал одиноко нарядный селезень.

- Ну что будешь стрелять?

- Нет Серёж, зачем мне хватит. Спасибо конечно тебе.

..Подъезжая к его дому, я переспросил его, внимательно глядя в глаза, а ты точно не специально посигналил то?

- Нет, ты, что усмехнулся друг.

- Ну ладно, верю. Хотя он так лукаво сказал об этом, впрочем, Эту охоту я запомню надолго. Основательно почистив остров леса от валежника и прочего хлама, и порядком измотавшись, таская бревна на дорогу с раннего вечера и до полуночи, под утро нам дважды улыбнулась удача на охоте.

Поделив трофеи, забрал свои вещи, положил в багажник ружьё и добычу.

Еще раз благодарю своего друга за отлично проведенное время. Он немного виновато извиняется, что застряли, поехав нижней дорогой. Ну, ничего. Всё произошло как нельзя лучше. За один выезд побывали и на тяге вальдшнепа и журавлей увидели и на току глухарей добыли, а то, что несколько часов провозились в поле пока месили грязь и таскали бревна то ерунда. Хорошо, что все хорошо заканчивается.

Пожимаю руку, теперь прощаясь надолго возможно до осени, а может навсегда. Как знать, как сложится дальнейшая жизнь, но хотелось бы до следующей весны. Впрочем, каждая охота неповторима, но уж точно второй такой, наверное, не будет.

Сел за руль, и поехал домой.

По дороге, утром водителю после бессонной ночи особенно хочется спать. Зевая, включил радио, а там…

«Я люблю тебя, жизнь,
Что само по себе и не ново.
Я люблю тебя, жизнь,
Я люблю тебя снова и снова.»


Прибавил звук погромче, до сознания донеслись строчки известной песни…

«Мне известна давно
Бескорыстная дружба мужская»


Куда-то пропал сон, появилась ясность в голове и бодрость во всём теле, словно хорошо отдохнул.

«Жизнь, ты помнишь солдат,
Что погибли, тебя защищая?
Так ликуй и вершись
В трубных звуках весеннего гимна.
Я люблю тебя, жизнь,
И надеюсь, что это взаимно».


Дослушав последний куплет песни, решил глухаря приготовлю на День Победы!

Текст Андрей Щанников

На фото
Картина Балабушкина Сергея "На заре"


Ключевые теги: охота, весенняя охота, охота на глухаря, глухариный ток



Другие новости по теме:

Просмотров: 866   Автор: fenris 12-04-2011, 15:16    Напечатать   Комментарии (0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Авторизация
Поиск по сайту


Топ новостей
Студия Сергея Донцова. Уникальные картины на зеркале.
Яндекс.Метрика