COMGUN
 



«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

  Архив новостей

Декабрь 2016 (2)
Ноябрь 2016 (31)
Октябрь 2016 (36)
Сентябрь 2016 (5)
Май 2016 (4)
Апрель 2016 (13)




Google+

Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.
Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.

Это была мечта детства и огромную роль здесь сыграли многие рассказы и повести о тетеревином токе, прочитанные в те далёкие годы. Мне очень хотелось попасть туда же, где всё это происходило с рассказчиками. И вот ведь как получилось, что выплеснувшаяся на бумагу охотничья страсть и неподдельная любовь в природе русских писателей, написавших те, давным-давно ставшие классикой произведения, не пропали даром. Читая их зарисовки, я словно переносился на луг, куда вот-вот должны прилететь черныши-косачи, мерз в утреннюю стужу, терпел мелкие неудобства от неудобного сидения в шалаше и, переживая, с нетерпением ждал момента появления тетеревов вместе с теми, давно ушедшими от нас талантливыми охотниками. Но вот незадача, стрелять из ружья по прекрасным птицам мне всё-таки не хотелось. Потому единственным правильным решением, для того, чтобы попасть туда, но не навредить птицам, было принято мною ещё в 15 лет – это заняться фотоохотой. Правда, попасть на тетеревиный ток в столь юном возрасте оказалось невозможным – просто тетерева там, где я родился, не водились, потому и увидеть всё это «представление» пришлось гораздо позже, имея более серьёзную, чем «Зенит» технику. Помню свою первую поездку на столь долгожданную встречу с этими птицами. Приглашение ехать туда на открытие весенней охоты я принял с большими надеждами, ожидая непременно успешную съемку. На ток, после непродолжительных переговоров нас привез местный егерь Анатолий. Мы добрались до места в 3 часа ночи, сначала на егерском «УАЗике» по грунтовой дороге, а затем пешком к заранее подготовленным для нашего приезда скрадкам. В одном из скрадков обосновался немецкий охотник, купивший в охотхозяйстве лицензию на отстрел тетерева, а в другом я с фотоаппаратом. Позже мне неоднократно приходилось встречать рассвет на этом токовище, слышать первое чуть вопросительное «чуф-шии» подлетевших в темноте петухов-косачей, которое звучало чуть напряженно и многообещающе громко. Но чарующее впечатление восторга, охватившее меня тем первым морозным утром, не проходит до сих пор.

Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.

Ведь в ночь перед той поездкой я почти не спал, и даже лёжа в постели с закрытыми глазами не мог дождаться егеря и всё грезил тетеревами. Метод фотосъемки тетеревов на току ничем не отличается от того, каким наши деды многие годы пользовались для охот. На токовище устанавливается шалаш или скрадок и, когда тетерева привыкнут к укрытию, фотограф с аппаратурой забирается внутрь и фотографирует птиц. Все гениально и просто. Но для читателя хочется прояснить, в чем состоят некоторые различия между охотой и фотоохотой. Чтобы добыть тетерева, охотнику вполне хватит расстояния около 30 метров и освещения негустых сумерек, в которых ясно можно различить силуэт птицы.

Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.

Фотографу, чтобы крупно и «во весь кадр» отснять токующего самца тетерева необходимо находится на расстоянии 6-10 метров от него. «Фотомодель» не должна быть закрыта сухими стеблями и травинками. Кроме того, птица должна быть освещена если не прямым солнечным светом, то хотя бы рассеянным, из-за облаков (иными словами, задолго до восхода солнца снимки не получаются из-за очень длинных выдержек). Но согласно классической охотничьей литературе еще по Л.П. Сабанееву («Охотничьи птицы»): «Чем реже шалаш, тем лучше, и нет никакой надобности так тщательно забирать его верхушку: в темноте ни один тетерев не заметит охотника, а когда совсем рассветет, то косачи все равно улетят – будет ли шалаш иметь вид густого куста или целой избы». Именно поэтому, устраивая укрытие в первую очередь для охотников, егерь сделал его из ветвей лиственных деревьев и небольшого количества еловых лап, с просвечивающимися со всех сторон стенками. Когда взошло солнце, тетерева могли видеть каждое мое движение. Не помогало даже то, что я вместе с фотокамерой накрылся камуфлированной курткой. Из-за этого «просвечивающегося» скрадка ток расстроился слишком рано, тетерева поодиночке отошли от укрытия, и вяло бормотали далеко от меня.

Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.

Мое желание с первой попытки сфотографировать тетеревов не сбылось. Всё происходившее на току было настолько захватывающее и столь непохоже на обычные наблюдения за певчими птицами, что весь «спектакль» хотелось посмотреть ещё раз. Как раз в то утро я поставил себе задачу снять косачей так, чтобы на фото можно было различить каждое перышко птицы. В конечном счете, это было даже замечательно, что тетерева «дались» мне не сразу, а хороший портрет удалось получить лишь спустя три года, ведь мне предстояло столько узнать о них после той первой встречи.

Поиски в специальной литературе, посвященной фотоохоте, более подробной информации о съемках на токах ничего не дали. Несколько общих советов о съемке из шалаша, который устраивался на краю тетеревиного тока и ничего конкретного. Смысл тока, сроки его прохождения и поведение на нем тетеревов подробно описаны в книгах посвященных биологии этого вида, но как подобраться к косачам ближе, чтобы крупнопланово сфотографировать, предстояло решать самостоятельно, применительно к месту.

После той неудачи мне оставалось терпеливо ждать подходящих условий для съёмок, но наблюдения за токующими тетеревами не ограничивались следующим годом. Удалось видеть их бои и на белом покрывале тающего апрельского снега, и на пёстром фоне жёлтой, прошлогодней травы, и среди зелёной молодой поросли майских всходов. И я бы не пробовал написать свои выводы, в такой нарочито полной статье, если бы мне приходилось снимать косачей только на одном токовище. Хотя бы потому, что поведение токующих птиц в разных частях ареала, и даже на разных токовищах порой сильно отличается. Поэтому (пишу применительно к себе) давать «рекомендации» другому фотоохотнику, полагаясь на опыт съёмок одного тока, мне кажется, весьма опрометчиво. Но после того как удалось самостоятельно найти центр токовища и получить информативные серии на незнакомом месте в течение одного полевого сезона, я понял, что такой момент настал, и наработанной методикой могут воспользоваться и другие фотоохотники.

Весь период тетеревиного тока растягивается для самцов на срок около двух месяцев. Удивительное дело, даже в начале июня, посещая эти места для другой цели, утром мне слышалось со знакомой поляны бормотание «знакомых» токовиков. Пунктуально прилетали на токовище в эти дни лишь они и немного времени токовали. Наблюдения за птицами из установленного в центре токовища укрытия, позволили узнать распорядок пребывания тетеревов на их любимой поляне, выяснить страхи птиц, их обычные занятия в часы пребывания на токовище, зависимость поведения самцов от погоды и даже проверить, насколько они боятся укрытия, если от него начинает исходить неявная опасность. Мне нравится фотографировать их, и даже имея у себя в архиве много снимков этих красавцев, я готов их снимать снова и снова. И сейчас для Вас я постараюсь вспомнить все мелочи этой фотоохоты, рассказать, как всё начать и как добиться максимального приближения к тетеревам на току, описать те реальные моменты, что портили фотосессию, и подсказать, когда можно даже не пытаться снять косачей на току.

Перед съёмкой, как всегда, приходиться подготовить экипировку. Четыре «вещи» просто необходимы мне для этой фотоохоты: светосильный длиннофокусный объектив (использую 300мм с относительным отверстием 1:4) и зеркалка, а также палатка и штатив. Снимать менее длинным фокусом просто неэффективно – в таком случае как правило не получаются портреты птиц и, даже с «кроповой» матрицей камеры, птицы занимают лишь небольшую часть кадра. Зеркальный фотоаппарат даёт приемлемое качество и позволяет снимать со скоростной съёмкой (чтобы отснять драку между самцами даже скорости 5 к/сек бывает недостаточно, ведь нужно «выхватить» из разных фаз их движений наиболее выигрышный момент). Палатка даёт возможность фотоохотнику оставаться невидимым внутри шалаша, ведь очень внимательные к любым движениям, птицы только в этом случае не могут рассмотреть человека в прорехи скрадка. А штатив позволяет перемещать объектив плавно, без рывков. Последние две обязательные составляющие не раз выручали меня, когда косачи подлетали слишком близко и долго наблюдали за укрытием. Всё остальное, что может повлиять на успешность съёмок – это важность выполнения определённых правил поведения на току и знание некоторых особенностей биологии вида. Всё это и будет описано в настоящей статье.

Палатку, вполне просторную, чтобы в ней спать, я использую одну и ту же, как на глухарином, так и на тетеревином токах. Вначале она была маленькая и, сидя внутри, я еле вмещался в неё, а когда спал, то наружу торчали ноги. Пришлось подумать о более просторном укрытии и шить новую палатку, с учётом длительного нахождения в ней. Сейчас она имеет форму шатра и в высоту такая, чтобы мне можно было в ней стоять.

Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.

Съёмочные окошки («бойницы»), закрывающиеся молниями, вырезаны в каждой из сторон этого укрытия. С каркасом я долго экспериментировал, но сейчас остановился на лёгких и упругих полипропиленовых трубах – на них удобно натягивать палатку, чтобы она не трепыхалась на ветру. В то же время упругие (не совсем тонкие, а 20 мм в диаметре) трубы и обтекаемая форма палатки успешно противостоят ветровой нагрузке, не «складываются» от дождя, когда ткань намокает. Палатка без дна, что конечно иногда доставляет неудобства (то мышь забежит, то клещ заползёт), понизу к ней пришита резинка, стягивающая ткань внутрь, а потолок изнутри был подшит плотной полиэтиленовой плёнкой. Ткань хлопчатобумажная и промокает от любого дождя, но в ней не жарко, если припечёт солнце и она не блестит, не пугает птиц. Для защиты аппаратуры и себя во время дождливой ночи (и такое бывало) использую большие мешки (те что для мусора) и куски полиэтилена, закрывая изнутри стенки. Конструкция каркаса и размер укрытия совершенствовались 8 лет и сейчас вполне устраивают и птиц, и меня. Но всё это для справки – ведь нет необходимости воспроизводить в точности все мои идеи, можно использовать и подручный материал. Тетерева не обращают внимание на камуфлированную ткань палатки, ту, что видна возле окошек, если только она неподвижна, поэтому все движения, когда касаюсь стенок своего укрытия, стараюсь делать плавно и не допускать сотрясения материала.

Тетеревиная весна начинается в марте. Едва солнце начнёт припекать, и подтаявший снег застынет крепким настом, по утрам с высоты берёз доносятся до слушателя невнятное далёкое бормотание. Самок теперь не видно в тетеревиной стае. Тетёрки отделились от косачей и кормятся отдельно, не часто показываясь на глаза. Оставшись в сообществе таких же эффектных, как они сами кавалеров, самцы всё чаще начинают петь на вершинах берёз, и их теперь как магнитом тянет к заветной поляне. Для непосвящённых скажу, что тетерева очень консервативны в выборе токовища, и из года в год прилетают на одно место для тока. То один, то другой косач прилетит сюда, пройдёт неполный круг, наследив по мягкой пороше цепочкой неровных следов. Это токовики (самцы старше 3 лет) прилетают проверить старое токовище и, присматриваясь к изменившейся обстановке, готовятся к тем главным событиям, которые наступят, когда сюда прилетят тетёрки. «Стариков» было два – так бывает на небольшом по численности току, куда позже прилетают не более 10-15 косачей. Но прилетали они сюда утром поочередно, соблюдая обычную в таких случаях осторожность. Первая птица, громко приземлившись, долго сидела, вытянув голову, и прислушивалась. Лишь удостоверившись в безопасности, самец несколько раз отрывисто «чуфыкал», а затем, через некоторое время, начинал бормотать. Ранней весной по не растаявшему снегу ток проходил не столь активно. Прилетал второй косач, и они вместе проводили около часа морозного солнечного утра на месте, где позже будут собираться для токования десяток самцов. Птицы не дрались, а, сделав лишь несколько символичных наскоков друг на друга, после этого мирно расходились. Они недолго исполняли свою булькающую песню, спокойно чистились, поправляли оперение, а затем улетали кормиться на берёзы. Зимний корм, то есть серёжки берёз, всё ещё преобладали в их рационе. Да и не удивительно, питаться, когда всё вокруг скрыто глубоким снегом, было ещё нечем. Для того чтобы узнать, как вели себя тетерева на токовище в ту холодную пору, необязательно было мёрзнуть в снегу.

Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.

Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.

Достаточно просто после их отлёта взглянуть на следы оставленные птицами на токовище и в голове ясно рисовалась картинка минувшего утра. Но это было лишь начало, невинная разминка перед теми яркими событиями, которые разворачивались в апреле.

Именно время начала тока (конец марта) больше всего подходит фотоохотнику для близкого ознакомления с токовищем. Услышать пение «бормочущего» самца можно за несколько километров до тока, но на первом этапе важно знать, что тетерева здесь вообще обитают, и в этом районе есть тока. Наиболее оптимальны для обитания этих птиц поля, засеянные зерновыми, перемежающиеся куртинами деревьев и березовыми лесами. В сплошных смешанных лесах или тайге тетерева токуют на болотах или обширных полянах, но они никогда не бывают там многочисленны. Условно токовища можно разделить на «луговые» и «лесные». Первые находятся рядом с обработанными человеком полями или на сенокосных лугах (мне приходилось снимать лишь в таких местах). Вторые чаще расположены на краю моховых болот. Туда весной нелегко добраться из-за обилия талой воды, и съёмка там сопряжена с ещё большими трудностями, как например, сложность увидеть косачей полностью из-за слишком заросшей местности. Тока в лесах очень уязвимы (часто встречается одиночное токование) и популяция самцов здесь сокращается просто потому, что подкрасться к токующим там косачам гораздо легче и хищникам, и охотникам. Следует прояснить, что тетерева не всюду преследуются человеком весной, но там где это происходит, они особенно осторожны. В распаханной степи, где вырублены даже пойменные леса и остались только лесополосы, эти курообразные давно не обитают – истреблены не только из-за охоты, но и потому что там изменилась среда обитания. Берёза просто необходима тетеревам для того, чтобы пережить суровую зиму, ведь её серёжки и почки – основной источник кормов этих птиц в суровую пору. Клювы тетеревов, словно ножницы, специально созданные для срезания почек деревьев.

Тетерева-самцы – крупные и тёмные птицы, они издали заметны на снегу. Используя рельеф местности, можно подобраться к токующим косачам на 300-500 метров и, наблюдая в бинокль, определить примерное «ядро» тока. Не стоит пугать птиц, показываясь открыто, а лучше внимательно последить за ними в течение утра из-за деревьев или какого-нибудь бугра. Следует отметить, что наиболее плотно самцы держатся в начале тока, до восхода и час после него, а позже разбредаются от ядра токовища и могут вяло бормотать, находясь в 100-300 метрах от центра.

Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.

Дождавшись окончания тока, хорошо подойти к токовищу и по следам спокойно уточнить месторасположение центра тока. Кроме следов, на снегу часто можно увидеть выщипанные в драках перья и помёт птиц. Далее, фотограф мысленно представляет себе точку, где утром встаёт солнце и выбирает место установки шалаша.

На некоторых токах, где охотники нечастые гости, остов от шалаша может стоять весь год и весной его можно лишь подновить, но в густонаселённых районах Московской области каркас шалаша приходится разбирать после последнего дня фотосъёмок (во-первых, чтобы не привлекать внимания браконьеров, во-вторых, чтобы не мешать проезду сельхозтехники). Лучше сразу предупредить о своей постройке местных егерей, ведь они могут просто не догадаться, что это укрытие фотоохотника и разрушить его. Как правило, работники охотхозяйств очень благосклонно относятся к фотографам и не препятствуют съёмкам. Только одно «но», почти всегда егеря «просят» не появляться в угодьях во время весенней охоты. Их можно понять – мало ли что может представить охотник с ружьем в сумерках, видя, к примеру, ползающего фотоохотника (ведь им не объяснишь, что фотограф сидит в укрытии больше любого охотника). Шалаш на току строится из подручного материала: толстые ветки для каркаса и тонкие для стенок. Вернее будет назвать эту постройку «муляжом» настоящего укрытия. Его не стоит делать сразу очень тщательно, и даже лучше, если стенки будут просвечиваться. Ведь за неделю, пока самцы будут подозрительно осматривать эту постройку, они смогут убедиться, что в нём никого нет и увериться в собственной безопасности. Но этот момент очень важен – птицы должны заранее привыкнуть к «кусту-укрытию» на их токовище. Сразу оговорюсь, что построить даже лёгкое укрытие на промёрзшей земле не просто. Как правило, самое трудное забить колья и ветки в неподатливый грунт. Мне приходилось пробивать отверстия в замороженной земле «П»-образной траверсой, прежде,чем загонять туда колья.

Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.

Итак, укрытие стоит на токовище и через неделю-другую можно планировать первую съёмку. Перед тем как снимать из этого укрытия я делаю следующее: втискиваю внутрь шалаша свою палатку на переносном каркасе и маскирую все наружные стенки шалаша так, чтобы ткань была видна только в местах смотровых окошек и «бойниц» для объектива. Объективу не должны мешать ветки и травинки. Палатка натянута на каркас и ткань не должна колыхаться от ветра. Далее, у фотографа два пути. Первый – это приходить на ток в 2 часа ночи и, укутавшись в тёплые одежды, ждать прилёта первых птиц на ток. Второй – готовиться к съёмке днём, а забираться в палатку до 18 часов, ночуя в ней. Последний вариант предпочтительнее просто потому, что порой тетерева активно токуют и вечером. На вечернем току тоже происходят драки и токовые полёты, «бормочут» и «чуфыкают» самцы, а также прилетают самки. Единственный недостаток, так это то, что вечером обычно прилетают не все косачи, что присутствовали здесь утром. А в плохую погоду самцы могут вообще игнорировать игры. Мне, собственно, пришлось воспользоваться ночёвками на току из-за того, что добираться до токовища в первые года приходилось преодолевая 5 км полевых дорог, которые в тот период раскисали до невозможности. Если учесть тяжесть, которую нужно было перенести из дома, прибавить время на подготовку укрытия, то не было никакого практического смысла в ночном походе, ведь надо было выходить в полночь, чтобы в 3 часа быть готовым к съёмке. Гораздо проще оказалось подготовить всё вечером и спокойно спать в палатке почти до рассвета.

Ничего необычного в том, что после установки шалаша ток немного сдвигается в сторону нет. Тетерева, токуя вокруг этой постройки, могут держатся на почтительно расстоянии от неё. В первый съёмочный день все кадры могут оказаться никуда не годными и птицы занимают маленькую частичку кадра. Как итог – перо не «читается». Следует понимать, что если тетерева «приняли» укрытие (конечно из него не должны охотиться), то они нормально воспримут его перемещение по токовищу. Это тоже важный и часто необходимый приём, ведь даже тщательно исследуя ток, и анализируя места, где больше помёта и перьев, с первого раза тяжело «угадать» идеальное место. Шалаш приходится переносить днём, когда косачи покинут ток. Перенос укрытия я произвожу каждый раз, когда меня не устраивает расстояние до тетеревов, фон или освещение. И это бывает до 5 раз за сезон, пока не добьюсь нужного расстояния. И тут уже, несмотря на лень, приходиться делать это сколько необходимо раз. Идеальным считаю, когда токовики, ходят вокруг палатки с разных сторон и можно выбрать разное освещение, как подсветку прямыми и боковыми лучами солнца, так и контровое освещение. Конечно, если фотоохотник используем очень длинный фокус, ему нет необходимости подбираться к птицам так близко, и потому для него вряд ли будет актуальна данная статья.

Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.

В моей практике бывало, что тетерева настолько привыкали к шалашу, что молодые петухи (годовалые косачи, пробующие токовать, но не вступающие в драки со «стариками») прятались от зрелых самцов за палаткой. Они ни сколько не боялись укрытия и отдыхали в 5-6 метрах от него большую часть утра.

Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.

За несколько лет съёмок мне приходилось очень много раз каждый съёмочный год строить или переносить шалаш на тетеревином току и со временем пришлось научиться устанавливать его довольно быстро. Расскажу, как устроить не «муляж» шалаша (это который для привыкания птиц), а полноценное укрытие из которого можно будет снимать. Стойки и поперечины я связываю медной проволокой, но можно использовать верёвку или синтетический шпагат. Гораздо проще заранее приносить к месту, где будет находиться укрытие: 8 толстых веток (для стоек и связующих перекладин), 20-30 концевых веток (не более 2 метров в длину), около полусотни прутьев гибкого ивняка и несколько охапок сухой прошлогодней травы (А).

Фотосъёмка на тетеревином току. Часть 1.

Сначала ставится палатка на автономном каркасе. (Б,В) По углам снаружи неё втыкаю в землю заострённые стойки и соединяю их вверху перекладинами. Это остов шалаша, и он должен быть устойчивым и не падать, даже когда палатка разбирается. Затем в землю, по периметру шалаша, втыкаются ветки вертикально вверх (это те, что с ответвлениями и не более 2 метров). Далее в ветки вплетаются гибкие тонкие ивовые прутья (горизонтально, как плетут корзины), так чтобы несколько прутьев оплетали ветки и таким образом создавали «стенку». (Г) В завершении между веток снаружи втыкаются пучки сухой травы. (Д) После съёмок палатка на каркасе внутри этого укрытия может быть легко демонтирована и унесена, а шалаш остаётся до следующего посещения фотографа.

Несмотря на афоризм «глуп, как курица» тетерева всегда осторожны, когда только прилетают на токовище. Ведь эти куриные птицы в любой сезон являются желанной добычей охотников. Недоверие уже «в крови» всей популяции наших птиц и относится как к ночным часам, когда ещё до рассвета на токовище прилетает один токовик, так и вечерним, хоть в это время могут сразу прилететь несколько косачей. Вновь прилетевшие всегда несколько минут прислушиваются и внимательно осматриваются. Любой подозрительный шорох или движение в укрытии могут вспугнуть их. Очень редко к укрытию токовик подходит пешком, чаще он прилетает и его прилёт хорошо слышен. Пока первый косач не распоётся, стараюсь не трогать стенки палатки и даже не шевелиться внутри своего укрытия.

Продолжение следует...

Автор статьи Вячеслав Забугин
Фото автора

Источник:
Птицы в кадре

Ключевые теги: охота, тетеревиный ток



Другие новости по теме:

Просмотров: 1861   Автор: space 7-09-2011, 22:58    Напечатать   Комментарии (0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Авторизация
Поиск по сайту


Топ новостей
Студия Сергея Донцова. Уникальные картины на зеркале.
Яндекс.Метрика