COMGUN
 



«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

  Архив новостей

Декабрь 2016 (6)
Ноябрь 2016 (31)
Октябрь 2016 (36)
Сентябрь 2016 (5)
Май 2016 (4)
Апрель 2016 (13)




Google+

На лисиц. Часть 1.
На лисиц. Часть 1.

Фото И. Бессарабы

Лисица - наиболее популярный зверь в народе. Ее хитрость, осторожность, любопытство и вместе с тем смелость, граничащая с наглостью, широко бытует в сказках. Поэтому охота на этого зверя издревле считается престижной и ей уделялось особое внимание. Немудрено, что совсем недавно, когда шкура лисы почти ничего не стоила и охота на зверя доставляла лишь одни хлопоты, все равно находились настоящие любители этой потехи. Эти фанаты растили норных собак, держали красногонных гончих, носили на себе километры флажков, просиживали ночи в засидках, ползали, подходили к лисам, подманывали их в чистом поле. Видимо, во всех случаях движущей силой было желание померяться быстротой реакции, выносливостью, выдержкой, сметкой и знаниями с достойным противником; в общем немаловажным была и сама престижность охоты. Такие неприятности, как переселение блох с трофея на нового хозяина, а также тьмы блох и клещей из норы на собак, при этом в расчёт не принимались. Не всегда на охоте удается спасти из-под земли четвероногого "шахтера", и все же азарт заставляет собаку, которую иногда полуживой освобождают из-под обвалов, вновь и вновь лезть в нору на смертельную схватку. Какое у этих малышей отважное сердце, какой азарт!

Вновь широкое распространение охота на лисиц получила с возвращением моды на их меха и увеличением заготовительных цен. На страницах журнала ряд авторов справедливо высказывали мнение, что цены должны быть подняты еще выше. Последнее привлекло бы больше любителей к данной охоте и способствовало бы оптимизации пушных заготовок. И то и другое важно в связи с тем, что пушнина - валюта, что численность лисиц необходимо строго контролировать, поскольку в большинстве охотничьих хозяйств излишнее количество хищников далеко не безразлично, а также и потому, что в настоящее время, по крайней мере в Европе, лисица - резервуар бешенства.

Сокращать численность лисиц до предела, рекомендованного Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ), при котором бешенство не распространяется (1 особь на 1 км2), оказалось делом сложным. Зверь этот плодовит, хорошо приспособился к условиям технического прогресса, произошла его синантропизация. Так, на Украине его норы редко располагаются далее 2 км от селений. Как показали наблюдения, цифра, рекомендованная ВОЗ, в условиях нашей страны должна быть на порядок ниже. Это связано с тем, что при распашке огромных площадей угодий с защитными условиями остается мало и на них в наиболее опасный в эпизоотическом отношении зимне-весенний период происходит многократное превышение критической численности.

Заросли кустарников на неудобях (склоны оврагов, балок, обрывы лиманов), широкие лесополосы, массивы тростника, расположенные вдоль родников, ручьев, в вершинах прудов (ставков) - и есть те ремизы, которые привлекают, во всяком случае в степной Украине, на дневку лисиц - и выгнать их оттуда не просто.

Когда количественный состав бригад на зайцев еще не ограничивали на Украине пятью охотниками, мы решили как-то сделать загон в небольшом леске, располагавшемся в вершине балки и занимавшем не более 6-8 га. Восемь стрелков встали на номера, семеро пошли в загон. Сверху сквозь голые ветки было хорошо видно, как три лисицы искусно проходили через линию загонщиков и упорно оставались в этом месте. В конечном счете четыре загона, проведенные в разные стороны, окончились безрезультатно. Однако так бывает не всегда: обычно часть лисиц ведет себя очень осторожно и старается уйти далеко вперед, зато другие пытаются ускользнуть в стороны и, наконец, меньшая часть затаивается или прорывается назад.

В связи с этим поучительна охота в тростниковых крепях Татарбунарского района Одесской области. У лесополосы, в 100 м от лимана Сасык, мы оставили машину, двое загонщиков ушли в широкую часть прибрежных тростников, трое стрелков расположились на береговом склоне возле сужающейся части зарослей.

Начался гон. Ребята с азартом ломились по зарослям, трещали сухими стеблями, умеренно шумели. По их разговорам было ясно, что сильно пахнет лисицей и звери набили целые тропы. Наконец напротив меня заходили вершинки стеблей тростника, прошла одна лисица, затем вторая. Далековато, пропускаю на товарищей, а выстрелов все нет... Наконец, раздался дуплет, собираемся возле стрелявшего. Оказывается, один зверь вышел совсем далеко, второй - на дальнем выстреле, но неудобно. Подходят загонщики и делают выговор за то, что рано сошли с номеров. Как бы в подтверждение их слов две лисицы демонстративно прошли мимо моей засидки, остановились на бугре и спокойно отправились в поле.

Нечто похожее произошло в небольшом массиве тростника, расположенного ниже дамбы очень длинного ставка. Двое опять пошли в загон, еще двое вышли на противоположную сторону и перекрыли путь в поле, мне было предложено продвинуться по дамбе к противоположной стороне и отрезать путь зверям в тростники ставка. На этот раз загон был намного короче. Вскоре раздался дуплет, теперь удачный. Появились загонщики, поздравили счастливчика. Возвращаюсь к машине, но каково же мое удивление, когда метрах в 80, прямо в том месте, откуда начинали, появилась лиса, которая буквально ползком одолела дамбу и ушла по льду в тростниковые крепи ставка. В таких местах мои спутники не раз добывали лисиц и поэтому возлагали на эти места особые надежды. Нас с водителем машины отправили на острие тростникового клина за 3-4 км в вершину ставка, а сами привели в рабочее состояние весьма интересное приспособление, состоящее из двух довольно объемистых барабанов с 200 м тонкой капроновой веревки, на которой через каждый 3-4 м были прикреплены смятые баночки с болтиками и гаечками внутри. Двое надели ремни на плечи, застегнули на груди стяжки и разошлись на противоположные берега ставка. Пятый пошел по наиболее вероятному подветренному берегу, метрах в ста впереди тянущего веревку.

Работа с веревкой, почти как с неводом, довольно тяжелая, но недостаточно производительная. Веревка огромной дугой прыгает по вершинкам растительности, сопротивление немалое и грохот велик, но после загона удалось выгнать на подветренную сторону лишь двух лисиц, хотя в тростнике, судя по всему, было их не менее пяти-шести. Остальные, не пожелав покинуть убежище, либо затаились, либо прорвались назад. Во всяком случае, на нас не вышла ни одна лисица. Можно только предположить, что наиболее осторожных охотники выбили, а хитрых взять данным способом не удалось.

Применение в таких условиях гончих не всегда целесообразно: если зверя не взяли, то отловить собак для того, чтобы обследовать следующий участок, довольно трудно. Фокстерьер более удобен, поскольку за ним легче поспевать вдоль ремиза, кроме того, он может остановить встречного зверя и при необходимости пойти в нору, хотя продуктивнее с ним охотиться поверху, ибо в норе он чаще травмируется и гибнет и меньше выставляет дичи под выстрел.

В одной из бригад, которая прежде охотилась с помощью описанного шумового устройства на границе Одесской, Николаевской и Кировоградской областей, была использована сука гладкошерстного фокстерьера довольно голосистой линии чемпионов: Глюка Чухляева - Джоя Бритнева - Радомес Грекова. Годовалый щенок, следуя за бригадой, быстро понял, что от него требуется, и с большим азартом принялся за работу. Прежде всего собака безошибочно определяла, есть ли в данном убежище лисицы, что исключало пустые загоны и, следовательно, повышало интерес и результативность. Отпала необходимость в протаскивании шумового устройства, и охота сводилась к тому, что один из участников заезжал на машине на противоположный конец зарослей, а двое других в темпе поспевали с боков за собакой, отдающей по следу голос. Всем троим приходится стрелять: наиболее осторожных - заехавшему, уходящих с стороны - преследующим. Звери, которые стараются вернуться назад, нередко встречаются с собакой и вступают в ней в драку. В большинстве случаев фокстерьер берет такую лисицу и удерживает ее до прихода охотника. Использование фокстерьера этой линии (важна отдача голоса по следу) превзошло самые оптимистические ожидания, намного облегчило труд охотников, повысило интерес к этому способу охоты и позволило сократить бригаду охотников до трех человек. Если же в охоте участвуют двое, то один заезжает вперед, второй сопровождает собаку с подветренной стороны.

Однажды я прошел заросли прибрежных кустарников по ветру и видел, как впереди через бугры ушло не менее четырех лисиц. В следующий раз на этом же маршруте ветер дул сбоку и четыре лисицы вышли по ветру в мою сторону на разных расстояниях.

В хорошую погоду эти звери, если нет подходящих укрытий, не редко ложатся днем на поле, предпочитая так называемую лечебную рыллю (поле самой грубой вспашки, где за огромными комьями их трудно увидеть. Большинство охотников обходят такие поля, но те, кто невзирая ни на что, идет напрямик, довольно часто стреляют с подъема лисиц. В сезон 1986/87 г. большинство лисиц было добыто в степных районах Одесской области именно на такой пашне.

Словом, по чернотропу можно практиковать охоту с подхода. Правда, зверя заметить на земле сложнее, чем на снегу. Подходить же к спящей лисице без снега значительно легче: ничего не скрипит и не хрустит под ногами. Кроме того, можно использовать летне-осенний маскхалат, в то время как белый маскхалат на Украине запрещен.

На Украине, при одном охотничьем дне в неделю, охота с подхода на лисиц может быть в любой момент испорчена зайчатинками. В воскресенье стараются выйти на охоту все, кто может, и крест-накрест прочесывают угодья, перегоняя зайцев с поля на поле. Поэтому охоту на лисиц необходимо проводить в "незаячьи" дни.

С целью сокращения численности лисиц ниже критических отметок необходимо повсеместно разрешить на них охоту с началом пушного сезона и до 1 марта, а если появится необходимость, то и до 1 апреля. Примером такого опыта может служить Черновицкая область, где охотник заключает договор на целый сезон с обязательством сдать не менее четырех полноценных шкурок. По этому документу охотник имеет право выйти на отстрел лисиц в любой день недели. В Одесской области подобные разрешения выдают всего на одну неделю, а оформление документов в разных инстанциях порой занимает несколько дней. При этом охотник обязан по договору сдать одну лисицу за неделю. Такой жесткий подход не способствует развитию спортивной охоты на этого зверя и решению проблем, связанных с сокращением его численности.

Нет никакого сомнения, что при охоте на лисиц необходимо разрешить пользоваться белым халатом. Сам по себе он - еще не панацея успеха. Оказывается, и белым халатом нужно уметь пользоваться. Так, на первую охоту в жизни я попал с известным в прошлом в Шатковском районе Горь-ковской области В. М. Фокиным, который неизменно сдавал лисьих шкурок больше всех. Он надел на меня зауэр 12-го калибра, который в то время доставал затыльником до снега, а халата по моему росту не разыскал. Нашли в поле спящую лису. Василий Михайлович дал мне бинокль и говорит: "Смотри на то пятно - лиса. Видишь, уши опущены: значит, спит. Ты садись в ямку и не шевелись",- и пополз к зверю по-пластунски.

Снег сильно скрипел на морозце и, уплотненный ветрами, местами с шумом проваливался. Этими звуками сон зверя был нарушен, и он поднимал уши, прислушивался, поднимал голову и оглядывался. Охотник надолго замирал, пока голова и уши лисицы вновь не опускались. Таким образом, скрадывание при неблагоприятных условиях длилось не менее трех часов. За это время я успел жестоко обморозиться и чуть было совсем не замерз в совершенно не подходящей для этого случая одежонке. Мне казалось, что шума было бы меньше, если бы учитель осторожно шел "пешком" или на лыжах, о чем в сердцах не преминул сказать, когда мы вернулись домой. Василий Михайлович посмотрел на меня с удивлением и сказал, что охотник должен замечать все и решать разные задачки по обстоятельствам. Он думал, будто мне и без объяснений такое должно быть ясно. Далее он предложил выйти на двор и посмотреть против солнца на бугорки и пеньки в саду: "Видишь,- сказал он,- все они занесены снегом, а кажутся из-за теней темными. Вот и я был бы на снегу как чурбан горелый. Так-то, сынок". Когда вернулись домой, он добавил: "Вот ежели пасмурно, тогда солнце учитывать не надо". Подумав немного, он продолжил: "Когда я был молодым и нетерпеливым, как ты, то часто подбегал к мышкующей лисе. Бежит рыжая, и ты налаживаешь за ней, стоит и смотрит - замри. И еще: лиса часто возвращается своим следом. Иной раз и не думаешь, что удастся, ан нет, глядишь, повернула и прямо к тебе!"

В дальнейшем и у меня случались охоты, когда выплескивающаяся сила молодости и неудержимый азарт не позволяли охотиться экономно. Кстати, первую лисицу я добыл именно таким способом. Заметив двух мышкующих на поле лисиц, я стал подбегать к ближней, и когда до нее оставалось метров 300, начал маскироваться густым кустом лозняка так, чтобы он заслонял зверя. Когда я оказался возле самого куста, лиса пошла своим следом и подставила бок метров с двадцати.

Лиха беда начало, важно убить первую! Дальше охота пошла разными способами, и в Шатковском районе я соперничал по сдаче пушнины с именитыми охотниками.

Запомнился случай, когда, преследуя лисицу, старался частично, до пояса, маскироваться за склоном оврага. Рыжая вскоре пошла в пяту, я присел и следил лишь за кончиками ушей из-за бугра, пока они не поровнялись со мной. Приложил ружье к плечу, осторожно встал. Зверь стоял ко мне боком не далее 25-30 м и осматривался. После выстрела он упал, однако вскоре сел и начал зализывать бок. В это время я лихорадочно взводил курки "Идеала", щелкал ими, но осечка следовала за осечкой. Рычаг взвода несколько раз вырвался и разрезал чуть ли не до кости замерзший палец. Лисица так и ушла, а я с тех пор невзлюбил французские ружья данной модели.

К концу Отечественной войны, когда лисиц основательно поубавилось, я застал Василия Михайловича с сыном в поле у стога соломы, возле небольшого костерка. "Вас, что - жена выгнала?!" - сострил я. "Нет, сынок,- ответил он,- вон там на поле лиса мышковала и подалась за бугор. Поди через час: облежится, тогда и брать будем. По следам пойдем, углядим, по такому хрусту подберусь как можно ближе, чтобы не обошла, а Минька стронет, иначе не возьмешь, затем и мальца взял с собой. Лис мало, и без следа сейчас только ноги бить".

Много лет с тех пор прошло. Уже нет Василия Михайловича и его извечного соперника Ивана Михайловича Фокиных, многое с тех пор стерлось из памяти, но воспоминания о первых охотах свежи, как будто это происходило вчера.

При всей осторожности лисица чрезвычайно любопытна, что нередко и губит ее. Непонятный предмет заставляет ее изменить маршрут и приблизиться к нему, обычно обходя по косой из-под ветра. В связи с этим интересны два случая. Как-то я подбегал к мышкующей лисе, но она развернулась и пошла в обратном направлении, обходя меня за 100-150 м. Мышиное попискивание не произвело на нее никакого впечатления, тогда я пошевелил ногой, зверь заметил и по косой подошел на дальний выстрел.

Второй случай произошел в тех местах почти через сорок лет. Теперь там лисиц было несравненно меньше, а охотников намного больше. В один из дней мы шли с компаньоном за лисицей, которая вскоре залегла на противоположном склоне огромной балки. Перед этим охота у нас не удалась, и компаньон, который раньше учился у меня, безапелляционно заявил, что теперь он "профессор" по лисам и будет командовать. Было очевидно, что по испорченному ветром и оттепелями снегу и по такому морозу не подойти к зверю, необходимо было разделиться и одному небольшим овражком подойти к лисице метров на 300, а второму, сделав многокилометровый круг, стронуть зверя. Но "профессор", прикрываясь редкими чахлыми деревьями, тянул на сближение. По овражку, где надуло мягкого снега, добрались до дна балки, а дальше подъем - и все чисто, как на ладони, и не снег, а почти что лед. Стоим, любуемся лисицей, которая спит, опустив уши и уткнув нос в хвост. Топчемся, решаем, как быть,- так и разбудили зверя. Он встал, потянулся, отряхнул с себя поземку и вновь улегся, теперь уже явно наблюдая за нами. Прошло более получаса и стало ясно, что любой охотник, появившийся на склоне, может испортить все дело. Когда я собрался в загон и отошел не менее 40-50 м, лисица не вытерпела, встала, отряхнулась, побежала к нам, обходя на ветер, и скрылась в низине. Чем черт не шутит, стали ждать. Минут через десять в кустиках напротив меня мелькнуло красное пятно. Когда голова зверя скрылась за пеньком, я плавно поднял ружье. Огромный лисовин вышел в 20 м от меня, остановился, пристально рассматривая присевшего "профессора", совершенно не обращая никакого внимания на меня, что подтверждало его появление как результат любопытства.

Мне оставалось только тщательно прицелиться в голову и нажать на спусковой крючок. Делать это надо особенно аккуратно, так как в самый последний момент вся охота может пойти насмарку. Если лисица сорвалась пулей с места и кидается из стороны в сторону, то нельзя терять голову и палить примерно туда. Обычно такие выстрелы - чистые промахи. Необходимо быстро, но не торопясь, обязательно увидеть мушку, пройтись по ходу стволами, обогнать и выстрелить. "Быстро, но не торопясь" приходит к охотнику с годами. Даже стоящую лисицу необходимо стрелять спокойно и осознанно, причем опять-таки быстро, но не торопясь. Этого правила я придерживаюсь особенно пунктуально после весьма забавного случая.

Однажды третий день подряд я пытался подойти к лисице, которая неизменно ложилась посредине отлогого склона и которую всякий раз кто-нибудь вспугивал, мешая ее взять. На этот раз, судя по черным пятнам на тыльной стороне ушей, она лежала спиной ко мне. Это хорошо: в лоб подходить хуже - не поднимая ушей, зверь откроет глаза, заметит движение охотника - и поминай как звали. Следовало подходить не мешкая, тем более что освещение и ветер позволяли. Но в тот самый миг принятия решения в окулярах 12-кратного бинокля появилась вторая лисица, которая спокойно шла почти в километре по полю на противоположной стороне речушки. Как она красиво шла - глаз не отвести! Пройдя 20-30 метров, останавливалась, внимательно изучала все, что находилось впереди, и убедившись, что все в порядке, уже смело трусила дальше. Так короткими перебежками она приближалась к речушке. Возникла мысль, что ее можно перехватить, так как скорее всего она пойдет через речушку и по впадающему в нее с нашей стороны ручейку.

Быстро ретировавшись, низинкой одолел за считанные минуты километр и, пройдя через широкий "карман", среди кустов, окаймлявших ручеек, остановился у обрыва. Простояв минут десять, я понял, что вряд ли лисица будет месить снег по низине, а скорее пойдет по тропе вдоль кустов. Своим следом вернулся в "карман" - и вдруг увидел легкое движение на границе кустов. Я присел и замер. Через короткое время вновь шевеление, лисица смело затрусила наискось, через поляну, постоянно сближаясь со мной. Вот она в 20-25 м, достигла лыжни и по-собачьи ткнула нос прямо в колею. Молниеносно вскидываю ружье и торопливо стреляю, как мне казалось, под лопатку. Зверя как ветром сдуло... Спокойно вывожу (деваться ей некуда) и нажимаю на спусковой крючок - осечка! Быстро переламываю ружье, вновь закрываю его вновь ловлю цель. Выстрел, но, как показали промеры, уже за пределами досягаемости дроби. Несмотря на все старания, я так и не смог найти на снегу следов дроби от первого выстрела, до того он оказался неверным. И не мудрено: сидя на корточках в зимней одежде, вряд ли было разумно торопиться и стрелять навскидку. Лисица мало того, что ушла от меня, она еще пробежала мимо спавшей и увлекла ее за собой. В этот день больше ничего найти не удалось.

При охоте с подхода хорошую службу может сослужить манок, имитирующий писк мыши. Что касается крика раненого зайца, то мне ни разу самому не пришлось добиться успеха; также безрезультатно манил при мне В. М. Фокин. Более того, после такого подманывания лисица что есть духу пускалась наутек. Василий Михайлович объяснял это тем, что именно этой лисице еще не приходилось держать в зубах зайца, который бы вопил таким образом.

Уже в первый год самостоятельной охоты, согласно книге А. В. Уварова (1930) "На лисицу с манком", я смастерил манок, тончайшую резину для него помогли достать в аптеке более взрослые товарищи, настроить не составило труда, так как у тетки за обоями шуршало и попискивало множество мышей.

В мягкую погоду манок работал удовлетворительно, но когда температура падала (охотился я каждый выходной день), он начинал фальшивить. Может быть, это было причиной ряда неудач, поэтому необходимо придумать такой манок, в конструкцию которого не входили бы материалы, резко меняющие свойства при низких температурах.

Если втягивать через сжатые губы воздух в себя, путем тренировки можно добиться, чтобы попискивание напоминало мышиное. Однако на морозе и этот способ подводит. В случае фальши зверь либо игнорирует такие звуки, либо осуществляет проверку, обходя с подветренной стороны, поэтому маскировка охотника должна быть без изъянов.

Из-за небольшой небрежности мне пришлось однажды остаться без добычи. Зверь, поняв, что его не преследуют, медленно уходил, попутно мышкуя. Прикинув вероятный путь лисицы, я обежал низинкой и устроился впереди запорошенных снегом кустов, выбил ямку для ног, сел на лыжи и запорошил снегом их концы; рюкзак бросил, не маскируя, за спину. Ждать пришлось недолго: из-за бугра, метрах в 300, показалась лисица. Она трусила по косой и явно проходила мимо. Когда до зверя оставалось около 200 м, я прикрыл лицо белой варежкой и дважды пискнул мышью. Лиса тотчас остановилась, посмотрела в мою сторону и направилась прямиком ко мне. Хоть и не первая эта охота, но сердце от волнения вырывалось из груди, во рту пересохло. Метрах в 100 она резко свернула, прошла немного, остановилась, подпрыгнула... и съела мышь, после чего побежала прочь. Это было против данных литературы и моего опыта.

Пришлось манить снова, но пересохшие губы не слушались, и в первый раз вместо писка получилось какое-то сипение, во второй - явно фальшивый звук. Лиса остановилась, но теперь весь ее вид выражал недоверие. Однако, постояв, она все же начала обходить меня по косой на ветер. Получалось, что прежде чем она попадет на струю воздуха с моим запахом, то окажется на дальнем выстреле, да и стрелять сподручно, цель слева. Но что это? Зверь остановился как вкопанный, внимательно посмотрел в мою сторону, затем развернулся и ушел, показав хвост. Оглядываюсь - и вижу сзади ярко зеленый рюкзак, диссонирующий с окружающей обстановкой, который я теперь не закрывал собой.

В. Греков
охотник, кандидат биологических наук

Журнал "Охота и охотничье хозяйство" № 01, 1989 г.

Ключевые теги: охота, лисица, охота на лисицу



Другие новости по теме:

Просмотров: 1575   Автор: space 1-11-2012, 12:57    Напечатать   Комментарии (0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Авторизация
Поиск по сайту


Топ новостей
Студия Сергея Донцова. Уникальные картины на зеркале.
Яндекс.Метрика