COMGUN
 



«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

  Архив новостей

Декабрь 2016 (6)
Ноябрь 2016 (31)
Октябрь 2016 (36)
Сентябрь 2016 (5)
Май 2016 (4)
Апрель 2016 (13)




Google+

Когда медведь агрессивен.
Когда медведь агрессивен.

Взаимоотношения человека и медведя овеяны легендами и всевозможными охотничьими рассказами, в которых о "хозяине тайги" говорится с большим уважением. У старожилов тайги существовал культ медведя. До наших дней дошли отдельные обряды "праздника медведя" у эвенков, якутов, орочей и других народностей Сибири и Дальнего Востока. Суеверный, но расчетливый в своих поступках охотник искренне полагал, что в тайге не все, что летает и бегает, принадлежит ему. Надо и для дикого зверя еды оставить. В этом видится рациональный подход к эксплуатации таежных богатств. Вот почему именно с такого экскурса хочется начать статью.

С незапамятных времен взаимоотношения медведя и человека были всегда достаточно сложны. Много таежников гибло от лесного зверя. Отсюда берут начало сюжеты легенд и обрядов с "задабриванием" амака (по-эвенкийски медведя), чтобы "хозяин" разрешил промышлять людям.

Всеядность медведя не снимает с него названия "хищник", о чем стали забывать даже некоторые зоологи. Появилась идея некоей "добродушности" медведя. В массовой печати это выразилось в рассказах и очерках о Потапычах, которые будто бы могут жить на сгущенном молоке и орехах, пренебрегая мясом. Обычно авторы таких статей отталкиваются от фактов встреч с медведем в малиннике, где наевшийся медведь убегал от женщин, брякающих железом. Автору этих строк в отрочестве тоже доводилось видеть медведя в малиннике. Медвежонок взобрался на молодой дубок и со страхом поглядывал на детей, пока предусмотрительные взрослые не увели их из опасного места. Где-то поблизости находилась медведица.

К большому сожалению, пренебрежение техникой безопасности нахождения в тайге, на охоте вообще, недооценка медведя, как довольно сильного и агрессивного хищника, в наши дни приводит к печальным последствиям.

Летом 1978 г. при загадочных обстоятельствах в угодьях Киренского коопзверопромхоза погибли два штатных охотника. В апреле они залетели в тайгу на вертолете для оборудования охотучастка. Через два с половиной месяца не вышли на связь. Поиски на вертолете сразу же показали, что зимовье, где жили охотники, разграблено медведями, от него к воде и в лес набиты торные медвежьи тропы. Вскоре один человек был найден на плоту, в нескольких километрах ниже зимовья, по течению реки Чечуй. Он был полураздет. При нем оказался только один охотничий топорик, захваченный, видимо, в спешке, при отплытии. Второго промысловика так и не нашли. Разгрызенные ложи ружей, разрушенные лабазы - все это следы "хозяйничания" зверей. Охотники привлекли медведей запасами оленины на лабазе и стали жертвами недооценки вероломства зверей. Осмотр других зимовий на этом же участке показал, что медведи, съев припасы на главном лабазе, пошли дальше и вскрыли кладовые в остальных местах. Попробовал на зуб зверь даже фотоаппарат.

Оба охотника приехали в район из городов и не обладали достаточным опытом таежной жизни. Практика прошлых лет дает много таких фактов. Гибли от медведей и опытные медвежатники, и соболятники. Человек всегда сильнее зверя, если он технически и психологически подготовлен к встрече с ним. Именно пренебрежение этим и приводит к гибели даже бывалых охотников. Штатный охотник Киренского коопзверопромхоза Р. Г. Верещагин провел в тайге не один десяток лет, а пострадал из-за того, что был плохо вооружен (винтовкой ТОЗ, которая к тому же висела у него за спиной). Небольшой проворный медведь напал на него сзади, когда охотник склонился к кулемке. Одного удара медвежьей лапы было достаточно, чтобы охотник не поднялся и не сумел использовать свое оружие.

Однокурсник автора по Иркутскому сельхозинституту В. Гудритис погиб в Баунтовском районе Бурятской АССР в 1963 г. из-за небрежности при подготовке к медвежьей охоте. Он был вооружен охотничьим восьмимиллиметровым карабином и винтовкой ТОЗ. Оружие, казалось бы, неплохое. Но карабин страдал тем, что в казеннике часто застревала гильза. На охоте за копытными в худшем случае это оканчивалось тем, что зверь благополучно уходил после промаха. При встрече с медведем карабин подвел. Патрон заклинило в патроннике. Все попытки извлечь его с помощью выбрасывателя оказались безрезультатны. А раненый зверь приближался. Выбить роковую гильзу шомполом с дульной части ствола уже не хватало времени. Стрелок растерялся, что вполне естественно. Ведь он оказался лишен главного своего превосходства над зверем - оружия. Была бы двустволка центрального боя любого калибра, человек остался бы жить. За спиною висела тозовка, но воспользоваться ею охотник не успел, предприняв последнюю попытку - толкнул в пасть зверю приклад карабина.

При встрече с медведем психологический настрой охотника дополняет его экипировку, что немаловажно для достижения успеха. Так, охотник И. М. Инешин из деревни Непа Катангского района, после того, как медведь-шатун убил его жену на дороге к лесному зимовью, заявил соседям, что он уничтожит зверя. Отважный охотник вскоре нашел людоеда неподалеку от останков жертвы. К схватке со зверем он приготовился тщательно. При подходе сбросил с себя верхнюю одежду, чтобы не стесняла движения. Остался в одной рубашке. Выстрелами из двустволки медведь был убит. Человек победил.

Пресс охоты накладывает определенный отпечаток на взаимоотношения человека и медведя. Ежегодно в Киренском районе, где площадь охотугодий составляет более двух миллионов га, добывают до 30 медведей. В годы неурожая, когда отмечается массовый выход шатунов, эта цифра удваивается. В 1968 г., по данным бывшего охотоведа коопзверопромхоза А. И. Гилева, отстреляно и обнаружено павшими около 120 медведей. Такие же "пики" добычи медведей в этом году были зафиксированы и в других районах Иркутской области (А. Жданов, М. Павлов. ВНИИОЗ 1972).

В Приленье активен медведь с середины апреля до середины октября. Однако было немало случаев, когда встречали шатунов и поздней зимой. В феврале 1978 г. штатный охотник местного коопзверопромхоза Л. Казаков уничтожил шатуна, который по лыжне набрел на зимовье и пытался достать продукты с лабаза. В эту пору стояли 30-40-градусные морозы. Многие охотники нашей тайги встречаются с медведем. По договорам на добычу лесной пушнины в сезон выходит в тайгу более 600 человек. На каждые 15-20 охотников приходится к концу охоты один добытый медведь. Практически это выглядит несколько иначе: два-три промысловика на берлогах и с лайками добывают два-три и более медведей, а остальные 10-15 и следов не видят. Однако это не исключает встречи каждого, идущего в тайгу, с опасным зверем. Особенно часты они у сборщиков ягод, рыбаков, грибников. Постепенно встречи позволяют накапливать много ценной информации о поведении медведей, что помогает охотоведам правильно оценить обстановку и принимать меры предосторожности при организации охоты.

Экономическое значение медведя в районе невелико в силу того, что большинство охотников, добывших зверя, предпочитают не сдавать мясо и шкуры из-за невысоких заготовительных цен, а оставляют для себя. Шкура - сувенир, а мясо - прекрасный продукт питания на охоте.

По этой причине в коопзверопромхозе нет твердых планов на отстрел медведя. Считается, что охота на него носит чисто случайный характер. При более внимательном рассмотрении вопроса это не совсем так.

Наиболее распространенная охота, которую можно планировать,- на берлогах. Таким способом добывают две трети зверей. Обычно берлоги в Приленье медведи устраивают на сухих южных склонах таежных распадков, ближе к вершинам ручьев. Весной и летом зверей можно встретить везде, в любых угодьях. К октябрю они уходят из речных долин в верховья рек Чечуй, Чая и других притоков Лены и Киренги. Охотникам известно немало "медвежьих" углов, где ежегодно из 5-6 старых логовищ занимается 1-2, реже больше. Наиболее предусмотрительные охотники держат такие "находки" в секрете. Вызвано это не пресловутой "торговлей берлогами", а скорее желанием сохранить зверя от нападок малоопытных промысловиков. Зверя на берлоге добыть труднее, чем испугать и прогнать, после чего он чаще всего становится шатуном. Берложьи места промысловики в первые дни сезона не посещают, чтобы зверь облежался. В противном случае поднятый медведь и сам пойдет шатуном и станет обще-опасен, и еще 1-2 своих сородичей поднимет, обследуя ближайшие берлоги. Поднятый из берлоги медведь, стремясь уйти, нападает на человека, если его разъярили еще в логовище или подранили, или собаками и окружением отрезали все пути для бегства.

Одну треть всех медведей добывают при случайных встречах, у привады и самоловами. Самоловы применяют запрещенные - петли. Вызвано это тем, что медвежьих капканов охотники приобрести нигде не могут, а острая необходимость уничтожить зверя иногда бывает. Делают из троса петли и ставят на тропах и у привады. Не всегда зверь попадается. Чаще всего, как показал опрос охотников, медведь уходит из петли травмированный, с ободранной лапой или спиной. Истощенный, впоследствии он становится шатуном, так как успешно добывать пищу и запастись к зиме жиром не может.

Встречи медведя с человеком и агрессивность зверя зависят от многих факторов. Один из основных - сокращение площадей угодий в результате вырубки лесов и пожаров. В первые пять лет вырубки и гари мало привлекают медведей. Но вскоре они находят здесь немало пищи: ягоды, бурундуки, зайцы, молодняк копытных и мыши.

На первое место среди причин, повышающих агрессивность бурого медведя, следует поставить недород кормов в тайге, который приводит к массовому появлению шатунов. Обычно охотник, к которому пожаловал агрессивный медведь, не задумывается о мотивах такого поступка, а действует по обстановке быстро и решительно. Во всяком случае, каждый охотник, отправляющийся в тайгу, готовится к встрече с медведем - снаряжает пулевые патроны, пристреливает ружье и так далее.

Шатуны от бескормицы появляются почти регулярно через 3-5 лет. В Приленье большой ход шатунов был в 1963, 1968, а затем в 1978 гг. Характерно, что и в 1977 г. отмечали шатунов, но меньше, только в местах, где не уродились корма.

Шатуны в 1978 г. в Киренском районе начали появляться задолго до наступления холодов. Уже в начале сентября в районной газете "Ленские зори" сообщалось о заходах зверей в деревни и к гуртам молодняка крупного рогатого скота. Один медведь забрался в свинарник в деревне Кривая Лука. В октябре и ноябре число шатунов резко возросло. На участке штатных охотников коопзверопромхоза К. Г. Пинигина и А. И. Пинигина в верховьях реки Чечуй (правобережье Лены) появились четыре не залегших в берлоги зверя. В два часа дня 7 ноября крупный медведь набежал на зимовье К. Г. Пинигина. Благодаря хорошей зверовой собаке, задержавшей шатуна у порога зимовья, охотник успел достать ружье и выстрелить. Собака погибла, мертвой хваткой вцепившись в пах медведя.

Вскоре после этого на идущего по лыжне А. И. Пинигина напал медведь-шатун. Как выяснилось, шатун-каннибал находился у своей жертвы, но издалека почуяв человека, вышел ему навстречу.

Возле своих зимовий добыли шатунов охотник В. Н. Очкасов и охотовед И. А. Опрышко. И. А. Опрышко добыл в сезон 1978 г. двух шатунов. Первый медведь съел в его зимовье все припасы продовольствия, а одежду и постельные принадлежности стаскал к ручью. Чем вызвано такое поведение зверя, остается загадкой. Видимо, он ходил к водопою и не хотел при этом оставлять своих "находок". При подходе охотников с собаками зверь убежал и был убит при очередной попытке повторить трапезу в зимовье. Он оказался огромным самцом с достаточным запасом жира. Это еще раз наводит на предположение, что далеко не все шатуны не ложатся в берлоги только от голодания. Второй шатун был найден и добыт лежащим на муравейнике. Отощавший зверь не оказал сопротивления. Дни его были сочтены.

На муравейнике же был отстрелян шатун неподалеку от деревни Мироновой. Он даже не поднялся при подходе охотников. За полмесяца до этого медведь несколько раз заходил в деревню и ближние зимовья. Съел мясные припасы в кладовке одного из крайних на улице домов, разбил стекло в раме окна, был ранен из винтовки ТОЗ и ушел.

Голод - наиболее серьезная причина появления шатунов и усиления их агрессивности. Но отнюдь не единственная в том смысле, что голодать нередко в первую очередь начинают больные или травмированные звери. Охотники Пинигины отстреляли трех шатунов. Два из них имели травмы конечностей. Один, видимо, получил рану в схватке с другим зверем, у остатков которого был убит. На шее третьего шатуна обнаружили две оборванные петли из троса. К. Г. Пинигин изучал следы зверей, определяя направление подхода медведей от долины Киренги (речки Черепаниха - Моголь) к вершине Чечуя, то есть с запада на восток. При этом уместно вспомнить, что в июле 1978 г. на пастбище по Киренге выходил медведь. На него ставили петли у привады. Зверь попал лапой, но вырвался, оставив на проволоке обрывки шкуры.

Травмы медведей в результате неудачного выстрела с рыбацких лодок, с пароходов, "попугать дробью", применение петель и других несовершенных самоловов делают зверя прямым врагом человека в тайге. Встречи с ним опасны вдвойне. Медведь, видевший человека, набирается "опыта". Не случайно многие шатуны, наведывающиеся летом в зимовья, не получая там отпора, смело идут в деревни и заходят даже в новорубленые постройки, как это было в Мироновой.

Опытные промысловики вешают около лабазов или зимовий пропахшую порохом или керосином тряпку, железки, которые звякают на ветру или от первого прикосновения зверя. Это отпугивает его. К автору статьи медведь заглянул в зимовье летом, предварительно сорвав лапой поливиниловую пленку с окна. При этом он зацепил стоявшие на подоконнике металлические кружки и ложки. При падении они зазвякали, что спасло зимовье. Все это говорит о том, что звери глубинной тайги неохотно идут на конфликт с человеком, видя в нем крупного противника. События при встрече во многом зависят от поведения человека. Если он по неосторожности перешагивает некий "порог сближения", о котором писал Конрад Лоренц, то зверь или защищается, или нападает первым, посчитав, что его противник уже напал.

Так случается при защите потомства, при невозможности медведю уступить, если он болен или ранен и недостаточно подвижен, или до этого уже подвергался нападению со стороны людей и вообще его преследовали собаки и человек. Примечателен в этом смысле случай, который произошел с охотником-лесником Г. И. Антипиным из деревни Юксеева Киренского района. Однажды на тушении лесного пожара и обследовании тайги на предмет появления шелкопряда они вместе с фитопатологом С. Ф. Шабуневичем обнаружили медведицу с медвежатами. Собаки задержали зверя. С. Шабуневич решил сделать фотоснимок. Медвежата забрались на деревья, а медведица преградила путь людям. Вперед выдвинулся охотник, а сзади стоял фотограф. При подходе людей медведица издавала угрожающий харкающий рык, а когда они отходили, она успокаивалась, смягчая оборонительную позу. Охотовед А. И. Гилев приводит такой факт. Трое в моторной лодке стали преследовать на реке Лене плывущего небольшого медведя. Лодка описывала круги, что мешало медведю плыть, захлестывало волной. Зверь начал беспокоиться, фыркать, крутить головой, а потом пришел в ярость. При очередном приближении лодки он примерно за метр бросился на обидчиков. Их поразила способность зверя на две трети туши выскакивать из воды, тогда как на плаву он скрывался почти весь. Ударом лапы медвежонок-лончак сломал деревянный борт суденышка, лодка стала тонуть, преследователи оставили медведя в покое.

При оценке общей агрессивности медведей нельзя сбрасывать со счета их бедственного положения из-за ухудшения погодных условий, в чем автор полностью согласен с охотником из Бугучан А. Розко (его заметка была опубликована в нашем журнале № 12 за 1970 г.), подтвердившего массовость появления шатунов в 1968 г. от Лены до Енисея. Сырая осень - одна из основных предпосылок бедствия медведей. Так было и в 1978 г. В некоторые октябрьские дни снег буквально плыл в лесу от плюсовой температуры воздуха. Ночью падал, а днем таял. Капель с деревьев превращалась в ливень. Берлоги подтопило. Из них поднялись звери, даже имевшие нормальные жировые отложения.

Однако надо учесть, что затяжная и сырая осень всего лишь усугубляет действие голода. Мороз и снег лишили зверей растительной пищи - даже рябины было мало. Вот почему вставший из берлоги зверь невольно начинает добывать только животную пищу и становится более агрессивен, чем, скажем, летом или в начале осени.

В последние годы все возрастает фактор беспокойства, который для медведя нежелателен во время зимнего сна. При массовой ружейной охоте с собаками тайга прочесывается маршрутами охотников. Вездесущие лайки быстро находят берлоги и поднимают зверя. Хорошо упитанный зверь, вскоре после того как его подняли с одной берлоги, снова ложится под первый хороший снег, но если с ним обошлись истинно по-таежному, а не стреляли в угон картечью или дробью. Года три назад в вершине речки Осиновки охотник с соседнего промыслового участка П. И. Рыков неожиданно для себя поднял медведя с берлоги. В десяти-пятнадцати метрах, увидел он зверя. Ружье было заряжено дробью на соболя, перезарядить, судя по поведению зверя, он не успел. Решил, если нападет, убьет медведя в упор, что вполне возможно, если уйдет - к лучшему. Так и случилось - медведь рявкнул и скрылся. Охотник опустил ружье. Плохо, что так случается не всегда. Будь на его месте молодой промысловик, неискушенный в таких делах, выстрелил бы по угонному зверю - не миновать беды.

Недостаточно изучен факт появления шатунов, поднятых волками из берлог. Видимо, шатун в феврале, что пришел к Лонгину и Кузакову, один из таких. Зимой в районе было много волков.

В начале сезона 1977/78 г. в деревне Коршуновой были случаи добычи медведей, зараженных трихинеллезом. Употребив в пищу мясо, заболели два охотника и их собаки.

Из сказанного следует, что в зоне Восточно-Сибирской тайги, где усиливается хозяйственная деятельность человека, надо больше внимания уделять правильному использованию запасов бурого медведя. Назрела необходимость регулярно во всех хозяйствах проводить учет численности зверя. При этом картографировать участки постоянного нахождения берлог для дальнейшей охраны таких угодий и более рациональной охоты. Бесплановая, безлицензионная охота может привести к перепромыслу и угнетению популяции медведя, особенно после "голодных" лет, когда отмечается массовая гибель зверей.

В охотхозяйствах следует больше проводить разъяснительной работы среди охотников и населения о недопустимости браконьерства. Вместе с тем надо упорядочить отстрел и отлов агрессивных зверей - "скотинников", для чего в охотхозяйствах необходимо иметь медвежьи капканы и выдавать их на время охоты. Редкостью стали зверовые лайки. Желательно в охотхозяйствах проводить притравку собак по медведю.

Для обеспечения безопасности в тайге охотники должны быть хорошо вооружены. В зимовье, хотя бы в первой половине сезона, надо всегда иметь запасное ружье, которое хранится в помещении.

Требуется улучшить информацию охотников о появлении шатунов. К сожалению, радиостанции пока имеются только у штатных охотников в крупных базовых зимовьях. В угодьях охотобщества и у охотников-любителей такой связи нет. Начинающие промысловиков следует подробно инструктировать по технике безопасности на случай встречи с медведем.

При устройстве зимовий и лабазов большое значение имеет соблюдение таежных правил, по которым лабаз должен быть поднят над землей и стояки (опоры) ошкурены или окованы железом.

Без сомнения, рациональное использование запасов бурого медведя позволит увеличить рентабельность отрасли, а в спортивных хозяйствах организовать всегда прибыльную охоту на медведя по путевкам, в том числе и по заявкам охотников-туристов.

В. Тарасов, охотовед

Журнал "Охота и охотничье хозяйство" № 1, 1980 г.

Ключевые теги: охота, медведь, техника безопасности, встреча с медведем



Другие новости по теме:

Просмотров: 2423   Автор: space 26-03-2015, 16:48    Напечатать   Комментарии (0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Авторизация
Поиск по сайту


Топ новостей
Студия Сергея Донцова. Уникальные картины на зеркале.
Яндекс.Метрика