COMGUN
 



«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

  Архив новостей

Декабрь 2016 (2)
Ноябрь 2016 (31)
Октябрь 2016 (36)
Сентябрь 2016 (5)
Май 2016 (4)
Апрель 2016 (13)




Google+

Схватка!
Схватка!

Художник Евгений Тихменев

Посвящается фронтовикам, труженикам тыла и всем людям той поры,
благодаря, которым наша страна одержала Великую Победу в ВОВ.

Семен демобилизовался из армии, лишь в 1946 году. Сразу после войны в стране жизнь была очень тяжелая. Время тогда было голодное и не спокойное. Бывали случаи что, пройдя всю войну солдат-победитель погибал в дальней дороге на пути домой, от рук бандитов. Семен на рожон не лез, но и в обиду себя не давал. Посему на всякий случай нередко бойцы брали с собой на дорожку трофейные пистолеты. Оружия в те годы кругом на полях сражений, валялось в избытке, и бандиты были хорошо вооружены, а что мог противопоставить им безоружный солдат?! Потом уже на месте, по прибытию домой бойцы сдавали оружие в милицию, лишних вопросов с добровольной сдачей не возникало, но кое-кто оставлял сувенир для особого случая и вот такой случай однажды представился…

В 1946 в магазинах и то, что немногое было – всё пропало. В деревнях и поселках страны в магазине - шаром покати. Голые полки. Конская сбруя, да хомуты. Весь советский народ стойко переносил тяготы и лишения послевоенной жизни, выпавшие на его долю, испытания были суровы. Хорошим подспорьем были огороды. А уж кто имел яблоневый сад, так просто считался богач! Но на плодовые деревья существовал налог, и многим пришлось их вырубать. Да край наш богат лесами, и малыми реками. Вот ягодами, и в основном грибами спасались, кто как мог.

Но надо было работать, отстраивать страну и в лес, который окружал поселок со всех сторон, ходить могли лишь одни ребятишки, да старые бабушки. Мужиков то известно на войне многих побило, а те, что вернулись все больше инвалиды израненные. Спасибо хоть живые. Бог уберег, завидовали вдовы-товарки, тем немногим кому из них повезло. Эх, доля бабья. Много пришлось вынести женщинам нашим родненьким на своих хрупких плечах в годы войны, да и после несладко жилось. Одним без мужей, жизнь налаживать в стране. Одним поднимать детей - сирот малых. Успевали, однако всё, вертясь, как белка в колесе. С утра пораньше, еще по темному, летом вставали, брали тележку и в лес за травой для скотины, а придут домой до работы еще корову подоят, картошки отварят ребятишкам, выпьют молочка и к станку на завод. Стране нужен – план. В таком ритме и жили многие. Вот так постепенно переживала страна послевоенное лихолетье.

Распределение продуктов по карточкам было отменено в декабре 1947 года.

Летом народу выживать было попроще. В округе было много ягод, грибов и орехов.

Да вот стали женщины поговаривать, что появился в лесу медведь. Чудище косматое. Нападать не нападал, но пугал несчастных изрядно. Война пригнала в лес много оленей, хищник пришёл следом. И бывало женщины, заготавливая для коровы сено на зиму, собирая грибы, частенько наблюдали рядом их мирно кормящихся. Звери не пуганые, почти ручные. И что интересно с обилием копытных в наших лесах исчезли зайцы. Но когда стадо оленей стало уменьшаться, численность лопоухих восстановилась. Возможно улучшилась кормовая база.

Охотников в ту пору было мало, а кто до войны промышлял – многие так и не вернулись с фронта. Поэтому диким зверям в лесу раздолье. А уж медведь – страшнее зверя нет, там был полноправный хозяин. Исправно брал свою дань со всего живого. Бывало бабы, собирая ягоды, в черничнике или малиннике бросив корзинку, что есть духу, прибегали домой и, едва переведя дыхание, рассказывали, кто их так сильно напугал. Спустя два-три дня собирались бабоньки, кто побойчее и снова отправлялись в ту самую чащу подобрать корзинку, да ягод набрать. Больно уж места сплошь ягодные в том диком урочище.

Тайга – она всех кормит. Поэтому постепенно страсти улеглись, страх подзабывался. Народ и стар, и млад дружно снова валил в лес по грибы, а там поспевали орехи и клюква на болоте. Медведь сам по себе, народ сам по себе, старался встреч с топтыгиным избегать. Что-то типа негласного мирного соглашения присутствовало в этом.

Так и жили до поры до времени. Пока перемирие со стороны человека было не нарушено.

В марте 1953 года умер генералиссимус И. В. Сталин, Генеральный секретарь ЦК КПСС, под чьим руководством весь советский народ одержал Победу в Великой Отечественной войне, а потом неимоверными усилиями за короткое время поднял из руин и восстановил народное хозяйство и промышленность…

Уже в 1947 году промышленный потенциал СССР был полностью восстановлен, а в 1950 году он вырос более чем в 2 раза по отношению к довоенному 1940 году. Ни одна из стран, пострадавших в войне, к этому времени не вышла даже на довоенный уровень несмотря на мощные финансовые вливания со стороны США.

И вот теперь этого человека-лидера не стало. Страна замерла в ожидании, что будет дальше со всеми нами и куда подует ветер перемен. Было действительно у многих тягостно на душе, но возможно кто-то был и рад такому событию. В поселке, на площади перед заводом, где трудился Семён прошёл траурный митинг. Потом все разошлись по своим местам. В курилке Семен узнал от мужиков, что молодые охотники Митяй и Филька пошли на разведку в лес, искать «чертежи» глухаря, перед началом токов, загодя подбирая место будущей охоты и случайно наткнулись на медведя. Митяй с Филькой подстрелили косолапого. В те годы лицензии на отстрел медведей никто не требовал. Убить не убили, а только покалечили зверюгу. Струхнули, наделали в штаны и молнией примчались домой. Ага, спринтеры мать их так. Что ж, думал Семен, придется видно ему подчищать … за засранцами, исправляя чужую оплошность. Раненый медведь - особенно опасен лучше добрать его, иначе тут и до беды недалече. Хочешь, чтоб было хорошо – сделай сам, рассуждал фронтовик.

На родине Семена в лесах медведи были в редкость и про охоту на них до войны, он мало что знал. Но жарким летом 1942 года, он с ранением попал в госпиталь, где в палате выздоравливающих подружился с одним сибирским охотником, который и поведал ему всю премудрость охоты на топтыгина, за что Семен был ему несказанно благодарен, когда уже в родном лесу пришлось столкнуться один на один с бурым медведем. Впоследствии все произошло так, как и предполагал охотник и предвидя молниеносную реакцию зверя, его мощь и коварство он уже был готов к схватке и действовал на подсознании и все благодаря тем недолгим урокам в госпитале. Гришка сибиряк хорошо подготовил его к неожиданностям медвежьей охоты, за что ему отдельное спасибо. Ни раз поминал добрым словом своего учителя... главное Семен помни, говорил он. Увидел опасность не отступай, иди вперед до конца. Не подавай виду, что испугался иначе пропадешь...

Пришло время, и Семен засобирался проверить знакомый глухариный ток, что находился в самой непроходимой уреме - участке дремучего леса на окраине мохового болота. Глядишь, к праздничному столу порадую домашних, дичинкой усмехнувшись в усы, думал про себя бывший солдат.

… Заранее приготовив, свой трофейный Зауер, который ему достался по праву, еще в Германии, в одном из полуразрушенных домов, нож и горсть патрон, не забыв про пулевые на случай встречи с подранком. Сложил в вещмешок фляжку с водой, луковицу, да ломоть хлеба, щедро посыпанный черной солью, охотник лег рано с вечера вздремнуть, чтобы уже в полночь успеть на заводской поезд-кукушку. По узкоколейке он быстро рассчитывал добраться до разъезда, а там напрямую рукой подать. Что там идти то, если не плутать. Так прогуляться километра три-четыре. Дорога давно знакома. Чай не впервой, бывало на охоту по ней ходить. Но уснуть Семёну пораньше с вечера не удавалось. Сначала выл выжлец, потом успокоившись, затих. Семен вроде только прикрыл глаза, как приснилось ему...

Война просто так не отпускала солдатика.

… Накануне войны 21 июня 1941-го года, в субботу, был обычный рабочий день. Уставший парень придя домой поужинал и лег спать пораньше предвкушая, что завтра в выходной день. Воскресенье. В этот день намечено было в заводском парке, на стадионе районное соревнование по городкам, на которых Семен был всегда неизменным участником и часто выходил победителем. Руки у высокого крепкого парня были сильными и глазомер отличный! Однако стать чемпионом 22 июня 1941 года ему было не суждено. Утром его разбудила мать сказала: «Сыночек, вставай началась война». В предвоенное время в воздухе витало смутное сомнение насчет войны, но договор с Германией о ненападении все же вселял уверенность войны не будет, но она неожиданно началась. И все преобразилось, даже куры притихли, нахохлившись под нашестом и только собаки скулили по дворам. Семен, вместе с товарищами направились в военкомат, но там им велено было обождать, до особого распоряжения. А пока они нужны были на оборонном заводе, ковать оружие Победы. Призвали его весной 1942 года и направили в пехотное училище, где обучали стрельбе из различных видов стрелкового оружия, как правильно окапываться и как поражать механизированную технику из ПТР в том числе. Учебу вели грамотные боевые офицеры и бойцы имели какое никакое представление о том, что их ждет на войне. Семен был спортсменом и охотником, учеба ему давалась легко.

Надо сказать, что по призыву при направлении в учебную часть с ним произошел интересный случай. На первом построение.

В «учебке» добровольцы выстроились по ранжиру, повзводно и самые рослые оказавшиеся впереди всех, стали командирами отделений. Пока временно, но все же. Семен, как один из рослых курсантов своего взвода, спасибо матери с отцом, оказался командиром первого отделения, четвёртого взвода. Сначала Семён не понял какая ответственность легла на его плечи. Привилегированное положение по отношению к товарищам несколько угнетала его. Но на одном из следующих построений, через неделю, один шустрый курсант из эвакуированных, с Полтавы, стоящий позади него вытянул шею и на сантиметр стал казаться выше ростом. Затем нагло вылез вперед, на глаза комроты. И тем самым, хитрец быстро стал командиром отделения, на что Семён в общем то не возражал, а в благодарность за это получил ручной пулемет Дегтярева.

Когда впервые Семён взял в руки пулемет без диска, то подумал - полпуда не будет, но на первых ученьях, пройдя 5 км с ним, пожалуй, полпуда будет, думал боец, вытирая пот с лица и уже к концу марш-броска Семён определенно решил - целый пуд будет вес пулемета. Передохнуть, перевести дух было нечем! Солдаты, пройдя пешком 20 км, валились с ног, дорога их довела до изнеможения. Тяжело в учении, легко в бою. Хотя в действительности весил пулемет 8.5 кг, но привыкнув к нему, носил его Семён, как пушинку.

Стрелять Семён любил и умел, вот только по характеру охотника-одиночки, ему ближе была снайперская винтовка. Но служба, есть служба и приказы командиров не обсуждаются, а беспрекословно выполняются. И впоследствии на фронте, Семен, став пулемётчиком исправно выполнял свой долг, защитника Родины, ни раз спасал подразделение, стреляя без промаха, от просочившейся немецкой пехоты на фланге. За что оставшиеся в живых после очередного сражения бойцы выражали ему благодарность, от души предлагали табачку, а командиры отличали в донесениях на представления к наградам Родины.

Закончив учебу в составе маршевой роты, летом 1942, Семена отправили на фронт. Из-за потерь в боях, в полках уже мало оставалось опытных солдат. Основной костяк бойцов был повыбит. Воевать приходилось вчерашним мальчишкам. Но патриотический подъем был высок, и все рвались в бой.

За время учебы курсанты успели познакомиться и подружиться. Национальный состав солдат был разнообразным. В роте в основном были русские ребята с Поволжья, Урала и Сибири, но вместе с ними служили грузины, армяне, татары, казахи, удмурты, башкиры, чуваши, марийцы, мордва, еврей, украинец, узбек, белорус и многие другие представители своего народа нашей необъятной страны, но все вместе они были - русские солдаты и воевали за единое и неделимое наше Отечество.

Семён таскал ручной пулемет, а второй номер нес коробки с дисками. Ребята были, молодые и выносливые…Топали в день по тридцать километров. На подошве стопы появлялись и лопались широкие мозоли, но солдаты, перемотав портянки, шли вперед.

Страшно ли было солдату на войне?

Конечно страшно, если не поразишь ни одного врага, а самого убьет. Вот этого больше всего и боялся Семен, но бежишь в атаку орешь ура, а где и матом, и криком страх тот выгоняешь и появляется сила, в душе солдата. И сила такая, а кто как не я должен защитить свою Родину и вот значит выпала доля такая теперь воевать. Война быстро определит место человека. Кто ты есть. Воин или раб. Да на людях и умирать нестрашно становится. За Родину, за отчизну свою. А потом, как атаку отобьешь. Раненых соберешь да отправят в медсанбат тут глянешь вокруг и понимаешь, что это такое война. Страшно всем было, а еще страшней немцам. Мы то Родину свою защищали от врага, нам и умирать не так страшно было, за свою землю, а вот фашисты, что в их душе творилось не известно. И тем не менее немцы упорно сражались, не избегали и рукопашных.

Война, это кто кого первым убьет. Или ты, или тебя – третьего не дано. Поэтому все сражались до конца.

Но, Семен даже на войне оставался человеком.

Первый свой бой он помнил хорошо. Наши войска пошли в атаку. Кругом разрывы, стрельба. Смешались в кучу кони, люди. Не поймешь кто где. Линии фронта четкой не было. Постоянно в ходе боя, то немцы наступали, то наши войска. И вот в очередной сутолоке боя наши солдаты получили приказ: Бегом через лес обойти оборону немцев и ударить в тыл врагу.

Когда наши солдаты атаковали фашистов со всех сторон. Те не выдержали и побежали. Семен бежал через лесной овраг навстречу немцам, которые также пытались обойти наши оборону с тыла. И вдруг, из-за поворота, на него выбегает немецкий солдат, совсем зеленый от страха. Семен глянул ему в глаза и от неожиданности опешил. Разве можно стрелять в такого юнца. Он же, обычный мальчишка, только жить начал. Но немецкий сопляк, одурманенный Гитлеровской пропагандой о превосходстве арийской расы над другими, так не думал и вскинул автомат на русского бойца. Но вместо выстрела раздался щелчок-осечка. Ах, ты сука, - вырвалось у Семена. Так, да? Значит получай щенок и с размаху ударил прикладом врага наотмашь и побежал дальше... Не убил, не застрелил, а просто ударил, проучить, лишь бы отвязался и побежал вперед дальше среди наших атакующих бойцов. Немцы, кто остался в живых не стали дожидаться яростной атаки наших солдат и быстро отступили на запасные позиции...

Но не все бойцы были такими. В подразделении воевали ребята, которые прошли через плен. После побега их подкормили и поставили в строй – вот они очень злые были. Они мстили. Рядом с Семеном один фриц, споткнулся, упал, обессилено привстал на колени и кричит. Гитлер капут, майн год.

«А вот, хер те в…» и наш другой боец штыком винтовки пригвоздил его к земле... Война.

Но некоторых немцев все же взяли в плен.

Теперь уже наши солдаты заняли немецкие траншеи и смогли немного передохнув, почистить оружие и занять стрелковые позиции на новом рубеже.

… Этот тяжелый бой, как и другие пулеметчик занял свою позицию на правом фланге держа оборону от наступавшего врага. Опасность была, если со стороны леса покажутся новые свежие силы противника. Бой начался с рассветом и сразу, как только закончилась артиллерийско-минометная подготовка. Пошла атака за атакой. Начавшийся кромешный ад не прекращался до обеда. Солнце стояло уже в зените, как наступило затишье. Появилась передышка у обоих сторон. Бойцы собрали боеприпасы от убитых, раненых отправили в тыл. Старшина раздал всем уцелевшим по два сухаря и по фляжке воды на троих. Вот и вся еда. Не успели смочить горло, как заслышали шум надвигающейся армады бомбардировщиков. Приготовится к бою пронеслась команда по траншеи. На удивление самолеты промчались мимо и сбросили свои бомбы на ж\д узел, где ожидалось прибытие и выгрузка свежего пополнения.

Семен уже бывал под бомбежкой и лежа на дне окопа, вжавшись в него, а в голове рой мыслей. Но боец ни разу не допускал мысль, что его могут убить. Он понимал, что такое может случиться в любую секунду, но в душе отчаянный парень, надеялся выжить и победить во чтобы то не стало! Вера его и спасла, в той жестокой войне.

Взводный Ванька Самохин выкрикнул команду - примкнуть штыки.

Командир танки справа. Одна надежда на нашу артиллерию. А наша задача отсечь пехоту… подпустим ближе бойцы. Стрелять по моей команде. Ближе еще. Огонь! Разрыв артиллерийского снаряда перекрыл ружейно-пулеметную трескотню. По нашим позициям враг открыл ответный огонь. Правее пулеметного гнезда находился расчет ПТР, и их всех убило. Семен кивнул второму номеру Рафику Хайруллину. Давай из ПТР по бронетранспортёру пальнем, он утвердительно кивнул ему в ответ, и бойцы, прикрываясь складками местности, поползли к противотанковому ружью со своим ручным пулеметом. С первого выстрела Семену удалось подбить немецкий броневик, на расстоянии уже 80 метров от них. Немцы спешно покинули горящую в белых крестах машину, и тут уже Рафик не сплоховал, положив короткими очередями из «дегтяря» их рядом. Вот так воюет наша пехота. В следующее мгновение в земляной бруствер перед ними ударила автоматная очередь. Пора менять позицию, подумал солдат… Тут их накрыло близким разрывом и привалило землей. Солнце стало черным в его глазах.

Сколько прошло так времени солдат не помнил. Очнувшись Семен увидел сквозь едкий дым, застилавший глаза и всё вокруг, бой шёл в расположении подразделения. Выплюнул землю, набившеюся в рот. Протер глаза от песка и оглядел, что еще недавно было грозным оружием. Пулемет был поврежден осколками. Стрелять из него невозможно. Разбитый в щепки приклад и покорёженный диск валялись рядом. Второй номер уткнувшись лицом лежал с пробитой головой.

Боец знал, что пулемет в ближнем бою, был опасен. Его огнем можно было в рукопашной поразить своих. Но пулеметчики находили ему другое применение, используя его в качестве дубины. Благо Семену его здоровье позволяло это с лихвой.

Взявшись за дуло того, что еще не давно было грозным оружием с налившимися кровью глазами советский солдат ринулся на ближайшего к нему врага. Громя фашистов на право и налево. Убитые и раненые им падали на его пути. Худой, жилистый, сильный и верткий, он прыгал, падал, исчезал и тут же появлялся в другом месте.

Пока солдату везло. Он оставался все еще жив.

Заметив занесений сверкающий тесак немца над своим командиром, боец обрушил свою палицу на спину и голову врага. Есть, удовлетворено выдохнул Семен. Спасибо, кивнул в ответ Иван. Рукопашная – это самопожертвование и здесь один за всех все за одного, солдаты превратились в единое целое.

... Невысокий кряжистый мужичок, рядовой Еремеев с Урала. С врагом справился сам, подхватил выпавший из рук убитого немца клинок и оттолкнув вражеский труп в сторону стремглав поднялся и бросился под ноги на другого наступавшего эсэсовца. Да так удачно у него это получилось снизу-вверх распорол ему брюхо...и фашист, удивляясь, ложился… однако каков медвежатник. И то дело. Геройский таежник. Вот она, где охотничья смекалка пригодилась, плюс отвага нашего скромного человека. Еще в учебной части Семен подружился с Еремеевым, который успел ему поведать, как он в тайге ходил вдвоем на пару с братом на берлогу. И бывало даже в одиночку брал медведя, ловко насаживая на пальму. А тут рослые, все как на подбор хорошо обученные войска СС, страшнее лесного зверя. Вот и пригодилось охотничье ремесло. Житейская мудрость, ни раз выручала наших солдат на фронте.

- Мужики, помогите. Братцы, помогите, пронзительно закричал Сашка, чуть в отдалении от дерущихся солдат. Он был самым молодым во взводе. Маленького роста - и весу в нём от силы три пуда, да и то если с каской и автоматом. Ребенок, одним словом, а не солдат! Прибавил себе пару годков и убежал из дома на фронт. К нему все относились по-отечески оберегая, как младшего брата и вот теперь над ним нависла смертельная угроза в образе рослого гитлеровца.

Он же мальчишка совсем! Что ж ты делаешь гад, что ж ты к пацаненку то пристал сволочь. Побледнев, стиснув зубы до хруста, аж желваки на скулах обтянутых обветренной кожей заходили, у Семена и собрав всю силу и злость к врагу в этот бросок с неимоверной силой размахнувшись от плеча швырнул пулеметный ствол в немца. На фашист, лови - "письмо". Железная палка хорошо пошла и точно накрыла врага по загривку.

Эсэсовец с раздробленной шеей навзничь, рухнул на нашего паренька...малец, любимец взвода был спасен. Окажись на месте Семена любой другой боец, не успел бы оказать помощь. Сашка б не выжил. Но на войне многое решает случай. И городошный чемпион применил свое умение - ловко метнув искорёженный пулеметный ствол в голову врага. Оправившись от первоначального шока, пацан сам ловко начал действовать.

Следующий показавшийся немец замешкался, перезаряжая свой пистолет и Сашка воспользовался этим. Какие-то всего лишь пять секунд решили кому жить, а кому умирать пришёл черед. Пацан, как барс бросился на врага и крепкими зубами впился ему в шею. Кровь била фонтаном. В ожесточенной схватке и зубы становятся смертельным оружием. Глаза фашиста исказились ужасом неминуемой смерти, парень выхватил у него парабеллум и выстрелом в упор добил врага. Потом он на адреналине, неистовой разъярённой кошкой метался от групп дерущихся солдат. Успевая теперь сам на подмогу своим боевым товарищам. Один за всех, и все за одного. Когда в пистолете закончились патроны, он схватил в руки голый камень и уже булыжником разил врага пока хватало сил. Отвага не покидала парня до самого конца боя. Четверых он отправил на тот свет собственноручно. Кто бы мог подумать, вот так в миг сопливый мальчишка превратился в настоящего мужчину - грозного воина. Храбрость города берет. Но и немцы, показали себя умелыми бойцами. Непросто досталась нам эта победа.

Поодаль какой-то незнакомый наш солдатик, истекая кровью отбивался от немца немецкой же гранатой на длинной ручке дубася его и в конце концов на исходе своих сил засунул ее фашисту за ремень и подорвался вместе с ним. Все это Семен видел, как во сне. Как-будто ни он сам был участником этого рукопашного боя, а смотрел фильм. Безумство храбрых поем мы песни.

В любом ближнем бою побеждает тот, кто окажется сильнее духом. Кто готов в любой миг пожертвовав собой, оказать помощь товарищу. Кто, не задумываясь уверен, что в тяжёлую минуту рядом так же окажется плечо, на которое можно опереться.

Вдруг Семен увидел, прямо перед собой - немецкие сапоги с раструбом.

Только хотел поднять саперную лопатку, как по спине шандарахнуло и сбило с ног. От неожиданности колени подогнулись, а над его головой прозвучал выстрел в упор. И на него сверху свалился гитлеровец. Жора майкопский, из пистолета по сути спас ему жизнь завалив возникшего врага за спиной, которой и приложил его прикладом. И тут же сам свалился рядом.

Друга Жорку убили в упор, в сердце. Семен, перехватив Вальтер, успел лишь последним патроном застрелить того, кто его убил - от этого никому не стало легче. Война.

Семен подобрал лопатку, поднялся на ноги в полный рост и обомлел. С винтовкой с примкнутым штыком на перевес, на него летел взмыленный, здоровущий и не бритый, рыжий немец. Недолго думая метнул острозаточенную лопатку в шею врага, но чуть не рассчитал в горячке боя и лезвие шанцевого инструмента задев о каску отсекло пол-уха врага. От неожиданности немец выпустил винтовку из рук и схватился за голову. Откуда хлестала кровь. Семен бросился первым навстречу. А корноухий фашист своими огромными клешнями сдавил мертвой хваткой горло Семена и начал душить. Потеряв равновесие оба покатились в низ в траншею. Немец наседал и казалось его победа близка была. Кровь врага заливала глаза Семёну. Одной рукой он пытался ослабить железную хватку, а другая рука судорожно шарила вокруг по земле, чем-бы приложить фашиста. Изловчившись и подтянув ближе свою ногу в сапоге. Семен уперся коленкой в живот врага, и рука наконец смогла достать за голенищем нож. Это придало сил. Победа была предрешена. Жирный боров получил свое по заслугам. Он сразу обмяк, завращал дико глазами и наконец ослабил хватку. Постепенно бой стал угасать. Закончился еще один день войны. Очередная атака была отбита. Но какой ценой. Повсюду валялись тяжело раненые и убитые. Свои и чужие. На поле боя царило страшное зрелище. Сразу и не поймешь, чья взяла? Но хвать глядишь-немцы все больше лежат, раненые и убитые, а наши стоят. Значит мы одолели врага.

Из взвода в живых осталось только семеро. Одно отделение и набралось бойцов, а перед боем было целых три.

То, что Семен выжил в этом бою, было большим чудом и без Божьего провидения здесь, конечно же, не обошлось.

Для нового пополнения первый бой и тем более рукопашная всегда страшно! У каждого бойца солдата понюхавшего пороха уже были свои рукопашные. Но для свежего поколения это было в первые.

На войне в таком бою мы учились выживать, мы учились убивать голыми руками и побеждать, упорного и сильного противника. Немецкие войска были хорошо обученными и подготовленными. Но мы их одолели. Потому что на карту было поставлено всё и жизни наших родных и будущее любимой страны.

… Однако пора вставать. За окном ярко светила Луна. Охотник осторожно стараясь не шуметь прошёл в переднюю. Не включая свет, зажег примус. Вскипятил чай. И позавтракал чем-то в ковшике, стоящем на загнетке печки. Проснулась и подошла жена, приобняла и ласково спросила:

- Сёмушка, ты хоть поел чего?

Да вот там в ковше что-то было…правда не разобрал впотьмах у печи.

- Дурень, это я ж кошке приготовила. Семен, ну нельзя же так! Что ты в самом деле, как ребенок. На-ка картошечки хоть поешь и достала чугунок с картофелем в мундире. Спасибо мать, я уже сыт. А вкусно ты кота нашего кормишь, усмехнулся муж.

- Ну, я пошёл.

- Иди с Богом.

Оделся, забрал чехол с ружьем, нож, вещмешок и вышел в сени, где достал из чулана и на всякий случай, сунул в вещмешок трофейный 9 мм Вальтер, который он бережно хранил завернутым в промасленную тряпицу. На небе звездочки мерцают. Похож к утру подморозит. Ну, поглядим как оно там, в лесу за переездом. Закурил и быстрым шагом направился к узкоколейке, где вот-вот должна подобрать его кукушка.

Придя на место, Семен решил немного подождать, и послушать – не затокует ли поблизости глухарь. Достал фляжку с водой, поднес к губам. На третьем глотке заслышал, как робко и не смело в центре болота пробует голос петух. Постоял, выждал перемолчку не запоет ли еще где. Всего затруднительнее в этой охоте – подход, особенно когда место слишком открыто и негде спрятаться. Семен понимал лучше выбрать длинный путь, если он имеет деревья, которые бы можно прикрыться. Ага, есть, этот пел уже на окраине. К нему прикрывшись редкими сосенками, подобраться незамеченным будет лучше. Срезал ножом кудрявую елочку и, держа ее перед собой, крадучись двинулся на голос моховика. Чуть забрезжил рассвет.

Постепенно продвигаясь ближе, наконец удалось разглядеть, где сидит глухарь и выбрав удобное место для стрельбы охотник осторожно, но с силой воткнул елку в едва отошедшую после зимы землю и приготовился к выстрелу. Подняв ружье для прицеливания вовремя скирканья, плавно нажал на спуск уже при следующем колене песни. Длинные стволы 16-го калибра и черный порох прекрасно завершили охоту, и глухарь упал на землю разорванной подушкой. Зауер славился резким боем.

Звук выстрела разбудил медведя, дремавшего после сытой трапезы в густом кустарнике в километре от болота. Недавно косолапый задрал оленя и закусив свежатиной закидал тушу ветками. Ждал излюбленного лакомства расположившись поодаль, когда его консервы будут готовы – слегка протушатся. Какие мысли бродили в голове старого зверя. Знать пришли за ним или отобрать его добычу? Этого человек знать не может. Выстрел охотника послужил ему предупреждением и стал сигналом к будущему скорому нападению. Теперь человек из охотника превратился в объект охоты. Слабое, слепое и глухое создание по сравнению с крупным хищником. Вот только грохочущая и изрыгающая пламя палка защищали человека и от которой уже немного пострадал медведь. Та пуля Митяя ведь лишь скользнула по медвежьему черепу и слегка зацепила лапу, не причинив особого вреда, разве что выстригла часть уха, чем привела в ярость шатуна. Значит пришло время поквитаться. А тут сам охотник, с такой же самой метающий гром и молнии палкой шел навстречу зверю прямо в лапы и пасть.

Всё же Семён, пройдя фронт был острожен. На сей счет имел свои соображения и думал совсем иначе. Подойдя к добытому им петуху подняв и отряхнув от лесного сора аккуратно сложил свой желанный трофей в рюкзак. Затем помедлил, бережно переломил ружье. Достал пулевой патрон. Заменил им стреляную гильзу и решил немного обождать. Спешить теперь ему было некуда. Наступал серый рассвет. Протянул стороной первый вальдшнеп, а еще чуть позже, на утренней заре послышались многочисленные тетеревиные чув-ши-и-и, перемежающиеся бормотанием. Над болотом полосами курился туман. Проглянуло солнце. Охотник заметил черные головы, словно головешки, торчавшие из пожухлой растительности мохового болота. Ток был в самом разгаре. Где-то призывно крякала утка. Смешно подергивая шеями тут и там шныряли чирки, стрелами пересекая гладь воды. Охотник любовался и слушал весенний концерт. Природа проснулась, ожила и кругом забурлила жизнь. Семен вздохнул полной грудью весенний воздух и улыбнулся. Душа его пела. Остановись мгновенье! Как же хорошо, как же хочется жить. Наслаждаясь восходом... Так бы и стоял любуясь, но пора двигаться дальше.

Семён решил обойти все большое моховое болото по периметру, вдруг где удастся поднять - подстрелить еще гуся, которые редко, но нет-нет да задерживались на пролете здесь отдохнуть. Тем самым и путь домой стало быть охотнику предстоял иной. Пройдя метров семьсот по закрайку болота и подняв пару пролетных стаек доверчивых чирков-трескунков, охотник не стал ради них лишний раз шуметь. Берег оставшиеся заряды для крупной птицы. Впереди в полусотне метров, в перемежающемся тумане, он словно мираж заметил красавца оленя. Слегка свистнул. Олень чуть склонил голову в его сторону прислушался. Но не видя угрозы, занялся дальше своим утренним моционом. Охотник свистнул громче. Олень подпрыгнул, как ужаленный и отбежал на несколько метров дальше. Охотник попытался было его скрасть и осторожно стал подкрадываться. Однако с приближением к участку водоема, вдававшегося клином уходившему в лесную чащу. Охотник уловил от порыва свежего ветра едва-едва доносившееся запах останков медвежьего пиршества. Вскоре ему самому воочию пришлось в этом убедиться, увидев кругом медвежьи следы с отпечатками от когтей на ободранной коре деревьев. Зверь метил свою территорию. Ничего не оставалось, как перезарядить ружье пулями, взвести курки и быть наготове. Жизнь человека в этот момент висела на волоске, а ему очень хотелось жить... Достал пистолет, вынул обойму, осмотрел и снова вставил назад. Передёрнул затвор Вальтера, заранее снял с предохранителя и сунул готовое к выстрелу оружие, за пазуху. Опасность была где-то рядом. Но вот где именно пока Семёну было не ясно и это предстояло предугадать. Решив обойти стороной самую чащу из наваленных старых давно полусгнивших деревьев. Осторожно ступая и внимательно следя боковым зрением на малейшие движение и вслушиваясь в шорох вокруг. На войне, как на войне. Враг коварен и беспощаден. Затаился где-то рядом и тут ухо востро держи кто кого первым - тому повезет. Похожее чувство он уже испытывал на фронте, когда интуитивно, каким-то чутьем охотника опередил врага и дав длинную очередь из пулемета по подозрительным кустам орешника возле крупных берез, где и была расположена немецкая засада. Но не растет орех посреди берез, мелькнула мысль у солдата. Тогда смекалка и охотничья наблюдательность выручила и спасла жизни Семену и его бойцам-товарищам по оружию. Считай повезло. Повезет ли в этот раз в схватке в родном лесу с не менее опасным зверем…

Слабый шорох послышался в ближних кустах. Охотник насторожился. Следом к нему под ноги выкатился заяц. Редкий гость, в ту пору в наших лесах. Косой, ты еще откуда? Похож кто-то спугнул невольно, подумал Семен, забыв об опасности, стал рассматривать линявшего беляка. А дикий зверь совершенно не боялся человека, терся у его ног, словно ища защиты. Тихий свист разорвал тишину и все разом опомнились. Заяц шуганул в кусты. Какой же ты братец трус, – только успел вымолвить охотник.

А кто свистел? И тут догадка молнией проскочила у него в голове.

Взгляд человека упал на просвет, сквозь кучу деревьев и столкнулся с внимательно буравившими маленькими злыми глазками медведя. Волосы приподняли кепку, пот меж лопаток заструился вниз. Охотник на доли секунды впал в оцепенение и в тот же миг круша все подряд на своем пути хищник кинулся в атаку на человека. Страшный рев медведя и звук выстрела слились воедино. В упор, как летом 1942 в рукопашной пришлось стрелять. Семен сдуплетил в атакующую черную немочь. Зверь был настолько крупный, что промахнуться было сложно. Но случилось так, что каким-то невероятным образом охотник не положил зверя на месте. После выстрела хищник отбежал в сторону. Заговорённый он что ли мелькнула мысль у Семена, судорожно вставляя в правый ствол новый патрон и снова медведь его атаковал.

Никогда до этого Семёна не приходилось охотиться на медведя. А посему страха к зверю он изначально, не испытывал. Считал медведя просто большой собакой. Однако лесной великан –зверь коварный и хитрый. И когда он, обхитрив человека, шедшего по его следу, сделал петлю и неожиданно для охотника, оказался сзади него готовый к роковому прыжку. Тут солдату стало не по себе, но страх быстро сменился обидой на себя и свою оплошность. Человеку, прошедшему войну, ну никак не хотелось вот так нелепо погибать в родном лесу от огромных клыков непрошеного гостя. Не успев толком повернуться лицом к топтыгину, как тот молниеносно, здоровой лапой нанес ему удар, который пришёлся по ружью выбив его из рук. Выстрел из правого ствола ушёл в сторону разнесшимся эхом над болотом, не причинив зверю вреда. Это на какой-то миг ввело косолапого в замешательство. Взгляд человека и хищника пересеклись. Семену даже показалось, что топтыгин ехидно ухмыльнулся, торжествуя скорую победу над человеком. Медведь словно вызывал его на поединок, вопрошая при этом ну как ты теперь человек справишься со мной, без огнеметающей грохочущей палки. Но опытный и сильный духом боец прошедший войну, твердо стоял на ногах и верил, что победа будет и в этот раз на его стороне. Окажись любой другой человек в его положении, считал бы это невероятным - одержать верх, в жесточайшей смертельной схватке с превышающей силой врагом. Но на войне случалось и не такое.

Семен испытал на войне самое страшное, когда тебя бомбят, а сделать ты ничего не можешь. Под бомбами шансов уцелеть мало, но тогда боец, надеялся выжить и победить во чтобы то не стало! Вера его и спасла, в той жестокой войне.

Он и теперь свято верил в свою победу.

Солдат жаждал реванша, не растерявшись и совладав с собой выхватил из-за пазухи телогрейки Вальтер. Зверь же, внимательно следил за действиями охотника и встав на дыбы, с раскрытой пастью ринулся в атаку. Тут то Семён, сам того, не ожидая что есть силы, крикнул: «Стоять! Hände hoch!» Медведь затормозил. Опередив его на доли секунды, охотник хладнокровно в упор выстрелил ему в шею и грудь всю оставшуюся обойму.

Медведь замертво рухнул на охотника. Приобняв его напоследок. Одна пуля пробила сердце. А вторая и третья перебили шейные позвонки. Это и спасло героя. Охотник пока этого не знал и все еще в горячке схватки подтянул к себе ближе свою правую ногу, вытянул из-за голенища сапога нож и несколько раз, для верности, ткнул им в медвежий бок, уже мертвого зверя. Из раскрытой пасти, которого вытекала вонючая слюна. Через некоторое время грозный хищник окончательно затих, о чем известил журчащий ручеек опорожнившегося мочевого пузыря зверя.

Все произошло довольно быстро, но как в замедленной съемке.

Так посреди глухой чащи леса, на окраине болота закончилось противостояние человека и зверя.

Какое-то время Семён пробыл в неком наваждении, в полузабытье, из которого его вывел и вернул к реальности происходящего пролетевший довольно низко самолет, на котором он в отблесках солнца, различил красные звезды. Наши, чуть слышно прошептали губы бойца. В горле, после всего пережившего у солдата пересохло. Наши, - выкрикнул он еще раз. Взгляд скользнул по медвежьей башке, с его полуоторваным ухом. Медведь был корноухий… Эмоциональное напряжение спало. И солдат от всего пережитого им в это утро не стесняясь заплакал. Вспомнив и войну, и погибших товарищей и то что дома его ждала жена Маша и маленький сын Серёнька. Силы было покинули его, и он ползком выбрался из-под тяжелой туши медведя. Чуть позже окончательно придя в себя и справившись с нахлынувшими чувствами, охотник обмыл чужую кровь. Умылся. Выпрямился, последний раз взглянул на спасший ему жизнь Вальтер, широко размахнулся и забросил в болотную трясину по дальше, теперь совсем ненужный ему пистолет. Воевать он больше ни с кем не собирался, и принялся обснимать шкуру добытого трофея... а впереди его ждала мирная и счастливая, долгая жизнь.

P.S. Рассказ написан по материалам-воспоминаниям родных и близких мне людей и ряда других источников

Андрей Щанников


Ключевые теги: охота, медведь, встреча с медведем, военные воспоминания



Другие новости по теме:

Просмотров: 845   Автор: space 27-08-2015, 12:19    Напечатать   Комментарии (0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Авторизация
Поиск по сайту


Топ новостей
Студия Сергея Донцова. Уникальные картины на зеркале.
Яндекс.Метрика