COMGUN
 



«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

  Архив новостей

Январь 2018 (1)
Февраль 2017 (4)
Январь 2017 (21)
Декабрь 2016 (9)
Ноябрь 2016 (31)
Октябрь 2016 (36)




Google+

Молодому охотнику. На уток с чучелами.
Молодому охотнику. На уток с чучелами.

Уже более двух месяцев прошло после открытия охоты на уток. Мы стреляли их с подхода, продираясь сквозь прибрежные заросли или бродя по колено в воде по осокам и хвощам мелководий. Мы охотились с подъезда, проталкивая лодку через зеленую чащу камышей и колючие ковры телореза. Мы стояли на перелетах, караулили птиц на полях зерновых культур или потаенных плесах, куда они собирались на дневку. Теперь всему этому приходит конец...

Взматеревшая дичь стала осторожной, и не только кряквы, но и простодушные чирки редко подпускают на расстояние выстрела. Осложнилась стрельба на перелетах: умудренные горьким опытом, птицы совершают их теперь почти в полной темноте - после захода или задолго до восхода солнца.

Вот тут и наступает лучшее время для охоты на уток с чучелами. Охота эта известна с незапамятных времен (деревянные подобия уток попадаются археологам при раскопках древних поселений человека). Там, где вдоль морских побережий, крупных рек или озерных систем искони пролегают пути пролета водоплавающих, утиные чучела - обязательная часть снаряжения местных охотников, и техника их использования общеизвестна. Однако среди тех, кто не живет, а лишь приезжает сюда, правильно организовать охоту с чучелами умеют далеко не все.
Ночь... Среди черной щетки водной растительности смутно проблескивают участки чистой воды. Предрассветный ветерок шуршит в тростниках, забирается под куртку и заставляет вздрагивать короткой ознобной дрожью. Вы направляетесь туда, где еще с вечера, в день приезда, видели издали довольно много дичи и откуда теперь временами доносится многоголосое кряканье. Эти вожделенные звуки становятся все ближе и, наконец, впереди, справа, слева начинают шумно взлетать потревоженные вашим приближением, не видимые в темноте птицы. Их много, и, полагая, что от добра добра не ищут, вы решаете остаться в этом богатом месте и совершаете тем самым свою первую ошибку. Высадив чучела на более или менее чистом плесике и загнав лодку в ближайшую куртину рогоза, вы ждете, преисполненные самых радужных надежд.

Молодому охотнику. На уток с чучелами.

Светает... Где-то прогоготали гуси, прозвенела крыльями в поднебесье стайка гоголей, совсем рядом в тростнике с жалобным хныканьем возятся лысухи, В затянутых утренним туманом плавнях все активнее перекликаются кряквы и первые, еще молчаливые чайки, точно призраки, протянули в сторону большой воды.

А вот, наконец, и выстрелы: кто-то гулко ударил дуплетом, и словно в ответ, явно из полуавтомата, сухо стукнули четыре раза подряд. Потом сзади как из пушки громыхнули: «Баах!»

Между тем на посветлевшем небе все чаще начинают появляться табунки поднявшихся с ночевки уток. Вы с тем или иным успехом уже сделали несколько выстрелов. Но вот рассвело, и над окружающими вас просторами «кундраков», то есть зарослей ежеголовника и ситников по мелководью, над желтеющими тростниками и рыжими рогозами небо опустело. Только чайки с истошными воплями вьются, ссорясь из-за какой-то добычи, да вездесущие серые вороны летают, хищно высматривая подранков.

Идет время, а дичи нет, и все тоскливее становится бесплодное ожидание. А где-то продолжают стрелять, кто-то охотится, и вы, наконец, решаете сменить место. Собрав чучела, вы гоните лодку в какую-нибудь приглянувшуюся вам сторону и опять начинаете поднимать из «кундраков» многочисленные стайки чирков и крякв. Часть их куда-то улетает, часть, покружившись, снова садится, не отлетев и двухсот метров. Соблазн велик: дичь вот она, рядом, куда еще ехать? И вы совершаете вторую свою ошибку - опять высаживаете чучела, затаиваетесь в укрытии и... опять сидите без выстрела.

Совсем недалеко слышны голоса и шлепотня купающихся уток, но «близок локоть, да не укусишь». Человек усидчивый может в напрасных ожиданиях потерять в таком месте весь день. Тот, кто не отличается терпением и жаждет деятельности, будет без конца перебираться с места на место, гоняясь за точно дразнящими его крякухами. Ни у того, ни у другого из охоты ничего не получится. Дело в том, что осенью заросшие мелководья - это лишь ночные пристанища водоплавающей дичи. С рассветом большинство уток перемещается на открытую воду, а те, которые остаются, почти не летают, сидят по «кундракам» как пришитые и, значит, ни подвернуть к чучелам, ни просто налететь на охотника не могут.

Молодому охотнику. На уток с чучелами.

Совершенно иная картина наблюдается на «чистинах» - обширных чистых плесах. Здесь концентрируются самые различные виды уток, образуя местами целые скопления, метко названные охотниками «базарами». Подобраться к птицам незаметно тут, конечно, невозможно, но ведь при наличии чучел этого и не требуется. Понаблюдайте, и вы увидите, что к этим скопищам и от них постоянно то подлетают, то отлетают отдельные особи и табунки уток. Кроме того, иногда вся масса дичи вдруг с гулом поднимается в воздух, потревоженная какой-нибудь реальной или мнимой опасностью, и тогда в течение нескольких минут над чистиной во всех направлениях снуют кряквы, шилохвости, серухи и прочие представители утиного племени. Потом птицы вновь опускаются, и в воздухе воцаряется относительное спокойствие.

Именно в этих условиях чучела могут «работать» в полную силу. Именно сюда нужно стремиться, не соблазняясь обилием дичи в местах ночевки. В поисках «базара» есть смысл не только пожертвовать утренней зорькой, но и потратить целиком день, так как будущая удача вознаградит вас за эти потери с избытком. Отыскать место дневки не так уж сложно. Следуя по направлению утреннего лёта дичи, мы рано или поздно попадем в нужный район, а там уже сориентироваться легко, поскольку поднимающиеся по временам массы дичи заметны издалека, да и место, куда опускаются подлетающие утки, видно достаточно ясно.

Следующая задача - найти как можно ближе к «базару» какое-нибудь укрытие (густую куртинку «кундрака», куст тростника или рогоза), где можно было бы спрятаться от зорких глаз подлетающих уток. Это не всегда просто, особенно если «чистина» глубокая и охотиться можно только с лодки. На мелях, где вы можете использовать втыкающуюся в дно скамеечку - сидушку, найти укрытие легче, но и тут случается, что без привезенных с собой веток или других маскировочных средств никак не обойдешься. Но вот куст для засидки найден. Вы устраиваетесь в нем лицом к чистой воде, заламываете мешающие обзору стебли и листья, прикидываете, где лучше всего будет посадить чучела.

Размещать их выгоднее всего так, чтобы подлетающая к ним птица оказывалась в зоне, наиболее удобной для выстрела. Поскольку утки подворачивают к чучелам всегда против ветра, следует учитывать направление последнего. Если он дует сзади, чучела можно сажать прямо перед собой, шагах в двадцати - тридцати от засидки. Если ветер справа, их следует высадить метров на 10 - 15 правее, при ветре слева - левее засидки. В первом случае стрелять придется по встречной, во втором и третьем случаях - по боковой птице, снижающейся и замедляющей полет как раз перед вами. Хуже всего, когда приходится сидеть лицом на ветер — значительная часть уток будет появляться сзади и потому неожиданно. Чучела в этом случае можно поместить прямо перед собой, но подальше, шагах в 40 - 50.

Чучела никогда не следует сажать ни очень кучно, ни по отдельности далеко друг от друга. Они должны производить впечатление одной-двух утиных стаек, подобранных по видам (нырковые с нырковыми, речные с речными). Плохо, если чучела оказываются там, где их качает и захлестывает волной. Во - первых, их может перевернуть, во-вторых, намокая сверху, они начинают блестеть, что (особенно в солнечную погоду) пугает дичь. Поэтому самыми удобными являются участки плеса, где чучела защищены от ветра выбранной вами для засадки куртиной, или где полосы тины и водорослей не дают волнам разгуляться.

Наконец вы все спланировали, высадили чучела, забрались в укрытие и ждете своего счастья...

На горизонте то и дело проносятся черные точки пролетающих уток, а над вашим плесом пусто. Вы до боли в глазах вглядываетесь в окружающие дали - и вдруг вздрагиваете от точно обжигающего вас свиста рассекающих воздух крыльев. Пара налетевших сзади шилохвостей разворачивается против ветра и резко снижается к чучелам. Стрелять или напустить ближе? Сядут или нет? - думаете вы, сжавшись за кажущимся теперь таким редким сплетением камышин. А птицы уже тормозят в воздухе, часто работая крыльями, вытягивают вперед растопыренные перепончатые лапки, но так и не коснувшись воды неожиданно поворачивают вправо. Теперь стрелять неудобно, но разве удержишься? Путаясь стволами ружья в необломанных сзади стеблях, вы посылаете вслед набирающим высоту уткам два безвредных заряда. «И зачем только я напускал их так близко? Нужно было бить на подлете!» - с горечью думаете вы, перезаряжая ружье.

Однако времени для самокритики не хватает - прозвучавшие выстрелы всполошили дичь на ближней чистине. Она поднялась, и, разбившись на отдельные группы, кружится над плесом. Вот проносящаяся в стороне стайка чирков повернула в вашу сторону. Увидев поднявшегося из камыша человека, стайка веером взмыла вверх, и после выстрелов одна из птиц, свернувшись комочком, шлепнулась в воду. Едва вы успели сменить патроны, как налетела одиночная кряква и, подбитая вашим выстрелом, подняла фонтан брызг в ближнем островке телореза. Вы идете туда, но кряквы не видно. Внимательно оглядываетесь и, наконец, замечаете вытянувшуюся среди колючих розеток птицу. Не совершайте очередной ошибки, не жалейте патрона, пытаясь поймать подстрела: стреляйте - и стреляйте быстро, так как в любое мгновение птица может нырнуть и исчезнуть безвозвратно.

Там, где птиц часто бёспокоят рыбаки и вообще проходящие по водоему лодки, а также в ветреные дни, когда крупная волна мешает спокойному отдыху уток, охота с чучелами может длиться почти весь день, и только часам к трем лёт дичи заметно ослабевает. Но выдаются и тихие, штилевые дни, когда рассевшиеся на чистинах стаи словно дремлют под лучами осеннего солнца, не проявляя ни малейшей активности. Постреляв утром по подлетающим с ночевки птицам, можно потом весь день не сделать ни единого выстрела. С каким нетерпением ждем мы тогда появление орлана или подорлика, способных нарушить безмятежность утиных скопищ! Даже лунь или какой-либо другой пернатый хищник вселяет в нас некоторую надежду и становится мил нашему сердцу. Как следим мы тогда за любой показавшейся на горизонте моторкой и как молим судьбу о ее приближении!

Солнце начинает клониться к западу. Все слабее и слабее лёт дичи. Отдельные ее стаи, поднимаясь с чистин, сразу набирают высоту и уходят в сторону плавней - значит пора кончать охоту и двигаться к дому. Кое-кто планирует еще постоять на вечернем перелете, но это уже не наша тема. Лишь об одном стоит здесь помянуть. Зачастую, где - нибудь в дельте Волги или азовских плавнях, на охотбазах делимся мы впечатлениями о прошедшей охоте и нередко слышим сетования на то, что «пять штук сшиб и ни одной не взял», «убил ее, да в тростник упала, я и искать не пошел» и т. д.

И это не просто фантазии неудачливых стрелков. Мы уже говорили, что с наступлением осени утиные перелеты проходят в темноте. Кроме того, дичь вечером идет в крепи, где среди непролазной чащи рогозово - тростниковых зарослей и днем-то убитую птицу не вседа сыщешь, а в сумерках и говорить нечего. Еще на подлете к местам ночевки, над относительно чистыми плесами вечерняя охота допустима. В самой же зоне крепей (а именно сюда устремляются многие охотники, так как дичь тут идет низко) моральная противопоказанность охоты несомненна - слишком много уток убивают здесь на поживу всевозможным хищникам.

Тот, кто любит и умеет охотиться с чучелами, редко увлекается охотой на вечерних перелетах. Ему вполне хватает дневных впечатлений, да и в поисках настоящего места он нередко настолько удаляется от базы, что, закончив охоту часа в три, только - только к ночи попадает домой. Он возвращается, переживая все детали минувшей охоты и строя планы на завтра. Он видит, как меркнет уходящий день, как вечерние тени затушевывают дали, стирают краски и, наконец, поглощают все.

Молодому охотнику. На уток с чучелами.

Какими же должны быть утиные чучела и сколько их нужно иметь для успешной охоты? Хорошее чучело по форме, размерам и раскраске должно полностью соответствовать форме, размерам и окраске той утки, которую оно должно изображать. Раньше их изготовляли из дерева (липа, осина) и раскрашивали масляными красками. Искусно сделанные, они были очень хороши на охоте, но тяжелы и громоздки в дороге. Для местных охотников в этом не было особой беды, но для тех, кого от угодий отделяли десятки, а то и сотни километров, в этом крылась серьезная проблема. Уменьшая вес чучел, их выдалбливали внутри и делали из пенопласта, но объем их от этого не уменьшался, и 10 - 15 штук с трудом помещались в большом рюкзаке.

Лет тридцать назад наша промышленность освоила производство пустотелых чучел из резины, оказав тем самым настоящее благодеяние охотникам. Эти чучела втрое легче деревянных, занимают ничтожно мало места, долговечны и хорошо держатся на воде. Их первые партии, изготовленные в Омске, по всем показателям были великолепны, но для многочисленных охотников Союза их, конечно, не хватало. Затем и в других городах ряд предприятий приступил к выпуску этой продукции.

И тут случилось нечто совершенно непонятное. Вместо того чтобы просто скопировать прекрасные омские образцы, производственники на местах занялись самодеятельностью. Было нарушено все: размеры (чучело кряквы делают величиной... с чирка), пропорции и самое главное, правильность контуров. Кособоким, головастым и крючконосым подобиям придавалась самая фантастическая окраска (например, черный чирок с красным зеркальцем). Указанные странные изделия - единственное, что можно купить, в частности, в магазинах Москвы, и их покупают, так как «на безрыбьи и рак - рыба».

Но вот результаты любопытного эксперимента. В двух равноценных по количеству дичи участках одного и того же озера высадили в одинаковом количестве: в одном участке - чучела омского завода, в другом — московского; высадили и проследили, как реагируют утки на каждую из этих высадок. Оказалось, что к чучелам хорошим подворачивало, снижалось и садилось в три раза больше дичи, чем к чучелам дрянным (считая от количества пролетевших вблизи чучел уток). В первом случае на высадку реагировали все виды уток, включая и осторожных крякв, во втором - главным образом только чирки. Таким образом, значение качества чучел для охотника более чем существенно, и как производственникам, так и потребителям стоит об этом призадуматься.

С резиновых чучел довольно быстро стирается окраска и ее периодически нужно подновлять, упомянутых же нами черно - красных уродиков следует сразу же перекрашивать заново. Делается это масляными красками, разведенными резиновым клеем. У селезней выгоднее имитировать весеннюю расцветку - она ярче и делает чучело более заметным. Кроме того, поздней осенью основная часть самцов водоплавающих уже одета в брачное перо.

Что касается необходимого количества чучел, то расчет здесь простой. К парочке будут подлетать в лучшем случае одиночные птицы, на десяток - обратят внимание уже табунки в несколько особей, а к 20 - 30 мнимым собратьям будут сворачивать и довольно крупные стайки. Большее число чучел уже трудно разместить - они ведь все должны находиться в зоне близкого выстрела и, конечно, не сплошной массой. Вообще же высадка в 10 - 15 штук вполне обеспечивает нормальную охоту. Когда последняя проходит на мелководьях, нужны преимущественно чучела крякв, чирков, шилохвостей и других речных уток, поскольку здесь держатся именно эти виды. При охоте на глубокой воде по той же причине полезнее чучела нырковых (чернетей, красноголовиков, гоголей).

Многие из нас на охоте с чучелами злоупотребляют крупными номерами дроби. Почему-то считается, что тройка, а то и двойка надежней. На самом же деле использование крупной дроби ведет только к увеличению процента подранков, так как резко увеличивает долю птиц, поражаемых одной - двумя дробинами. При нормальном бое ружья лучше всего стрелять дробью от № 6 до № 4. Несколько же патронов, снаряженных двойкой и единицей, иметь при себе, конечно, полезно: неожиданный налет гусей осенью - случай довольно частый. Вот, пожалуй, и все, что нужно знать при охоте на уток с чучелами.

Стоит упомянуть о некоторых обязательных правилах. Когда, выбравшись из зарослей на какой-нибудь плес, вы вдруг замечаете близко сидящих уток, поостерегитесь сразу стрелять. Это могут оказаться чучела, и вас не поблагодарят, если вы их продырявите. Если, выбирая место для охоты, вы видите уже устроившегося товарища по страсти, не подъезжайте к нему без нужды и не пытайтесь сами засесть где-то рядом. Трудно даже выразить, какое раздражение вызывает тот, кто в разгар охоты вдруг появляется возле нас и заводит разговоры типа: "Ну, как стреляем? Сколько взял-то?» и т. п. Не больше симпатии испытываешь и к «друзьям», которые, полностью игнорируя ваше присутствие, начинают в ста, а то и в пятидесяти шагах копошиться, устраивая себе засидку, или бессмысленно шастают по «кундракам» в надежде кого-то убить с подхода.

Охота с чучелами может длиться долго. С первых заморозков и до полного ледостава проходит обычно не один месяц. Оголятся леса, замерзнут болота и мелкие озера, закрутят холодные ненастья, а по речным руслам и большим плесам все еще будет держаться крепкая нырковая утка, да и взматеревшие, полностью вылинявшие кряквы. Исчезают они буквально накануне решительного приступа зимы, когда водоемы покроются ледяным панцирем.

Я. Русанов,
биолог – охотовед

Журнал "Охота и охотничье хозяйство" № 11, 1978 г.


Ключевые теги: охота, утки, охота на уток, чучела, охота на уток с чучелами



Другие новости по теме:

Просмотров: 1043   Автор: space 19-10-2016, 15:01    Напечатать   Комментарии (0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Авторизация
Поиск по сайту


Топ новостей
    Студия Сергея Донцова. Уникальные картины на зеркале.
    Яндекс.Метрика