COMGUN
 



«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

  Архив новостей

Декабрь 2016 (6)
Ноябрь 2016 (31)
Октябрь 2016 (36)
Сентябрь 2016 (5)
Май 2016 (4)
Апрель 2016 (13)




Google+

Охота на тетеревов с ловчими птицами. Часть 1.
Охота на тетеревов с ловчими птицами. Часть 1.

Охота с ловчими птицами предполагает добычу разной дичи. И каждый напуск имеет свойственные только ему особенности, несет определенный эмоциональный накал. Однако самыми интересными и удивительно зрелищными в соколиной охоте являются, конечно же, напуски на резвых птиц, таких как утка, бекас, куропатка (серая и белая), фазан, стрепет, тетерев, глухарь и другие. Здесь охотнику представляется возможность наблюдать такие захватывающие высокоскоростные полеты, в особенности при использовании соколов, работающих с верха, которые не идут ни в какое сравнение с другими напусками. Падающий подчас с головокружительной высоты пернатый охотник, с трудом различимый на фоне неба, несется на свою жертву, лишь изредка корректируя направление едва заметными движениями крыльев.

Соколиная ставка настолько поражает воображение наблюдателя, что картина увиденного надолго отпечатывается в его сознании. Если атака удачна, то удар идущего с высоты сокола так силен, что птица, потеряв часть перьев, кубарем падает на землю убитой либо серьезно раненной.

Наблюдатель в этот момент превращается в живой трепещущий нерв. Затаив дыхание, он как бы становится соучастником разворачивающихся в воздухе событий. Я еще не встречал людей, даже далеких от охоты, которые не испытали бы глубокого волнения при созерцании атаки хорошо поставленного сокола.

Сколько раз приходилось испытывать гордость за своего питомца даже при показательных выступлениях в имитации охоты по подсадной птице (голубю, вороне, фазану).

Из всех скоростных птиц тетерев, пожалуй, самый почетный объект напуска. Глухарь – менее удобная для охоты птица, так как в основном держится в лесных массивах и, кроме того, достаточно редок в средней полосе. Тетерев же, хотя тоже относится к боровой дичи, частенько встречается на открытых местах, что дает возможность охоты с ловчей птицей.

Тетерев как добыча – мечта любого сокольника, имеющего хорошего сокола или ястреба. Правда, в отношении последнего речь может идти о молодых тетеревах. Черныши для ястребов – задача непосильная, так же как и глухари. Однажды в Карелии мне удалось затравить ястребом молодого глухаря, который по величине был как взрослый, и лишь перья выдавали в нем птицу этого года. Но это скорее дело случая, элемент везения, что редко бывает на охоте. В природе дикие ястреба, в особенности северные подвиды, иногда охотятся на взрослых тетеревов с положительным результатом (чаще всего на токах, используя скрытный подлет при атаках), тем не менее как объект добычи для этих короткокрылых птиц они все-таки малодоступны. Поэтому крайне неудачно видовое название этих пернатых хищников – ястреб-тетеревятник, отражающее лишь узкую специализацию отдельных особей. Тетерев обладает взрывным стартом и моментально, за считанные секунды, отрастает на приличное расстояние от места подъема.

Ястреб, при всей его молниеносной реакции, на какой-то миг запаздывает. Для тетерева второй половины сентября этого оказывается вполне достаточно, чтобы обеспечить себе безопасность. После нескольких неудачных напусков желтоглазый хищник как-то охладевает к охоте на них. Мои попытки травить ястребом (пойманный в начале августа ветвенник) тетеревов в Карелии в сентябре как раз это подтверждают. Охота оказалась настолько малопродуктивной, что на взлеты чернышей даже с близкого расстояния ястреб вскоре практически перестал реагировать; дернется в азарте, пролетит чуть и сядет. В конце концов завершилось все тем, что я потерял его, пустив на тетеревиный выводок. Дело было на открытом заболоченном участке, покрытом мхом и мелким кустарником.

Так как при травле с руки нечего было ожидать успеха, решил попробовать охотиться методом следования, тем более что птица под Москвой неплохо работала таким образом по воронам. Для этого я свободно пустил ястреба, который потом, перелетая с одного дерева на другое за три десятка, а иногда и более метров, следовал за мной вдоль опушки, при этом внимательно отслеживая обстановку. Внезапно я столкнул выводок молодых тетеревов из пяти птиц. Ястреб, мгновенно реагируя, атакует с дерева, имея при этом запас высоты и скорости. Тетерева, однако, идут очень резво, увлекая за собой моего ястреба.

Охота уже шла над молодым березняком, и вскоре птицы скрылись в лесу. Следует полагать, хищник заловил одну из них и хорошо ей закусил, в противном случае он бы вернулся, что не раз бывало до этого. Я манил своего охотника на живого голубя, но ястреб пропал. Он был очень позывистым и хорошо шел, не только видя руку, но и, так сказать, «в темную», на посвист. «Жердняковый» же лес не давал возможности определить ястреба по звону бубенчиков, так как глушил любой звук. Следует заметить, что в погоне за тетеревами ловчие птицы, как правило, далеко отлетают, и если не использовать приборы радиослежения для поиска, то можно легко потерять ловчую птицу. Опыт наших современных охотников тому подтверждение. Так, известный сокольник-практик из Сибири Юрий Носков однажды, пустив с руки своего кречета Вулкана на тетеревов в угон, чуть было не остался без птицы.

Нужно сказать, что описаний охот на тетерева с ловчими птицами не только в нашей охотничьей литературе, но и в издаваемой за рубежом кот наплакал.
И
звестно, что наш патриарх охоты Н.П. Данилов травил балобанами молодых тетеревов. Несколько позже такие напуски практиковал другой сокольник К.П. Галлер. Есть указание, что А.Н. Марычев охотился на тетеревов с ястребами. Остается лишь сожалеть, что эти сокольники не оставили нам описаний таких напусков. В промысловой же охоте тетеревов добывали с использованием ловчих птиц. В.А. Клеменц указывает (конец XIX века), что промышленники ловили тетеревов, когда очень холодно и много снега, с помощью ястребов.

Правда, было не столь существенно, поймает ястреб тетерева или нет. Куда важнее был эффект, производимый хищником. Уходя от ястреба, тетерева падали в снег и закапывались, после чего их накрывали сетью.

Из тех немногих источников, в которых речь идет об охоте с сапсанами, можно сделать интересный вывод: сокол в состоянии добыть тетерева только с одной ставки. В противном случае косач не дает шанса повторить нападение. Например, в «Badminton Library» (XIX век) имеется следующее сообщение: «Охота на молодого тетерева не представляет особых трудностей и, кроме того, полезна для полетной практики молодых соколов. Если же тетерева облетались в полной мере – скажем, после 1 октября, то этот вид дичи в состоянии сам обеспечить свою безопасность.

Высоко кружащий сокол, который хорошо стоит в лету, способен с первой ставки сбить тетерева, но если петух сможет от удара уклониться, он определенно в большинстве случаев уходит, не став добычей сокола».

В книге «Falconry» Дж. Блайна (1936) есть замечание, по смыслу близкое вышеприведенному. Автор пишет: «Сокола ловят молодых тетеревов легко, но старый петух может защитить себя сам. И если только он первой ставкой не сбит, то уходит от самого быстрого сокола». Это же подтверждают и современные сокольники. Игорь Астахов, один из опытнейших московских охотников, со своим сапсаном Багирой имеет в активе нескольких добытых тетеревов, как молодых, так и чернышей. Он также считает, что сокол имеет только одну попытку взять взматеревшего косача. На примерах его охот выявляется ряд интересных моментов.

Обычно в тех местах, где держатся тетерева, может встретиться и другая дичь, такая как куропатка, вальдшнеп, коростель и пр. Поэтому нельзя быть уверенным, какую именно из этих куриных сокольнику и его крылатому питомцу удастся добыть. Даже по поведению легавой собаки, поймавшей запах дичи, нельзя судить наверняка, кого она отрабатывает. В стае, например, куропаток или тетеревов может находиться другая птица, и нет никакой гарантии, что именно она не поднимется первой при подводке легавой. И если при охоте с птицами, работающими с руки, их можно как-то удержать от нежелательной добычи, то при охоте напуском с соколом, ожидающим на определенной высоте, это практически невозможно.

Сапсан в азарте пойдет в атаку, и, если она завершилась поимкой, его требуется еще и поощрить кормом. После чего он на некоторое время становится непригодным к охоте. Вот лишь несколько примеров. Однажды в стае куропаток оказалась болотная сова, которая и поднялась первой после энергичной подводки двух гордонов. На нее и упал идущий с высоты сапсан, срезав первой ставкой, к большому огорчению сокольника, ибо спустя буквально секунды после его приземления на добычу поднялись куропатки.

В другом случае пойнтера были посланы на переместившихся куропаток. Однако их опередил коростель, первым выскочив из кустов. Он и попал в лапы пущенного с руки тетеревятника. У меня в Карелии дратхаар «отстоял» по тетеревам, но бросившись вперед, поднял вальдшнепа, и лишь чуть позже снялись тетерева. Поэтому говорить о строго направленной соколиной охоте на тетеревов не приходится. Здесь как повезет.

В прошедшем году в связи с теплой и непродолжительной зимой тетерева уже к концу июля достигли кондиции, позволяющей проводить на них соколиную охоту, что не противоречит правилам охоты с ловчими птицами в соответствии с действующим охотничьим законодательством. К этому моменту будущие черныши достигли массы примерно 600 г, что удалось выяснить пробными напусками, и резвость полета была вполне достаточной, чтобы испытать возможности даже хорошо подготовленного сокола. С этого времени и до середины сентября охота проходит по классической схеме работы с легавой собакой. Кстати сказать, без хорошего легаша все действия охотника будут представлять хаотичное блуждание в потемках. Мало того, что придется без меры «вышибать глухоту из ног», но еще и портить птицу такой «охотой».

Тетерев как объект охоты с ловчими птицами только в том случае может представлять интерес для сокольника, если он находится на относительно открытой местности. Ни о какой охоте в лесу с соколом речи и быть не может. Хорошая собака, пущенная в поиск, работает челноком в соответствии с особенностями местности, руководствуясь своим опытом. Прихватив запах дичи, тянет по нему, уточняя источник, его характер (наброды, сидка, собственно дичь и т.д.). Разобравшись в раздражителях, она делает стойку. При этом пес инстинктивно чувствует минимальное расстояние, позволяющее не вспугнуть дичь до команды ведущего на ее подъем. Опытный глаз ведущего уже по поведению собаки может примерно определить, какая дичь на чутье.

Заметив легавую на стойке, сокольник расклобучивает сокола и откидывает его, то есть пускает с руки. Сокол начинает по спирали уходить вверх. Заметив своего компаньона на стойке, пернатый охотник начинает смещаться в его сторону. Достигнув верха, встает на круг (ходит кругами), ожидая вылета дичи или, как говорили раньше, ждет убоя.

Некоторые сокольники считают, что чем выше поднялся сокол, тем лучше. Это и красиво, и больше сила удара по птице несущегося с высоты хищника. Действительно, смотришь сюжет о соколиной охоте в североамериканских прериях, когда кречет или гибрид атакует с высоты в 200, а то и 300 м полынного тетерева, – и это впечатляет. Но лишь в условиях обширных просторов, какими являются американские прерии. У нас же поля и болота перемежаются лесом и высоким кустарником и такие приемы не годятся: при атаке сокола объект напуска достигнет спасительных зарослей раньше, чем хищник успеет провести верную ставку.

Мой балобан Малец (некрупный 5-летний самец), откинутый с руки, подчас поднимается настолько высоко и уходит так далеко, что с трудом различим на фоне неба даже в 12-кратный бинокль. Повабленный, будучи позывистым, моментально реагирует. С такой высоты он спускается настолько медленно, что ни о какой охоте на куропатку или тетерева говорить не стоит. Для испытаний по голубям, широко проводимых в Соединенных Штатах, такая высота была бы оправдана в соответствии с правилами испытаний (чем выше верх, тем больше балл), но для охоты в условиях пересеченной местности она не приемлема. Максимально допустимый верх – 70–100 м для сокола, ходящего кругами. Кстати, это подтверждается и практикой американских сокольников, о чем они говорят в своих книгах. В.А. Горбатову, известному не только у нас, но и за рубежом художнику-анималисту, посчастливилось наблюдать охоту на полынных тетеревов. На его глазах кречет добыл тетерева, атакуя с высоты примерно 70 метров.

Хороший сокол, работающий на ставках, будет пытаться преследовать уходящего тетерева именно в такой манере. Балобаны же после первой ставки, если атака неудачна, стремятся, пристроившись в хвост, преследовать куриных в угон. Но такой вариант охоты может быть осуществлен примерно до середины сентября. При этом охотник может находиться недалеко от собаки и даже подправлять ее действия свистком или голосом. Все, однако, меняется при охоте, проводимой со второй половины сентября, особенно в конце.

Косачи в это время становятся настолько сторожки, что, не подпуская к себе близко, встают и быстро исчезают из глаз. К этому моменту молодые тетерева чернеют и достигают массы за килограмм, то есть почти как взрослые. И если раньше собака могла сблизиться с ними так, что они вставали чуть ли не из-под ее носа, то теперь пес, причуяв куриных, делает стойку в некотором отдалении. Только опытная, уравновешенная легавая, обладающая хорошим и верным верхним чутьем, в состоянии работать в паре с ловчей птицей. В это время пес уходит от ведущего на 200, иногда 300 м, проявляя при этом осторожность.

Любые попытки влиять на работу собаки, корректируя ее поведение, в этот момент недопустимы и ведут к преждевременному подъему дичи и, соответственно, срыву охоты. Не то что голос, даже звук свистка, предназначенный легавой, часто провоцирует тетеревов покинуть ставшее вдруг подозрительным место. Если сокол терпеливо ожидает в воздухе, стоя на кругах, можно заранее пустить его, и по мере перемещения собаки и охотников он будет тянуть в том же направлении. Пернатые хищники, которые постоянно работают с четвероногими напарниками, уже понимают: где собака, там и дичь, и, как правило, смещаются в сторону работающей
легавой.

Обнаружив дичь, пес замирает, сокол же кружит над ним. Это зачастую происходит в отдалении от сокольника. В случае классической охоты откинутый с руки пернатый охотник, заметив в отдалении легавую на стойке, ориентируется на пса и идет в его сторону. Здесь уже не только по собаке, если позволяет местность (или по электронному прибору на ее шее), но и по поведению сокола можно понять, где произойдет подъем дичи. Сокол, вероятно, понимая, что вот-вот появится объект преследования, опускает голову вниз, несколько поворачивает ее, обозревая местность то одним, то другим глазом.

При охоте на тетеревов, где счет идет на секунды, большое значение имеет время их подъема. Если трава невысокая, то тетерева взлетают более полого, практически горизонтально, сразу же «включая форсаж». Если же косач поднимается из кустов вверх, то доли секунды уходят на это движение, что на руку атакующему соколу. Очень выгодно, если сокол дает ставку тетереву на взлете, пока тот не разогнался в полную меру. В противном случае результат атаки не столь верен. Практическая охота, конечно, куда интереснее сухих строчек ее описания, тем не менее без примеров не обойтись.

Дело было в конце сентября прошлого года. Багира Игоря Астахова в это время была не совсем готова к охоте по причине «незапланированной» линьки, что, к сожалению, иногда встречается у ловчих сапсанов. Некоторые, казалось бы, без всякой на то причины начинают сбрасывать перья зимой. У Дмитрия Саксы, сокольника из Прибалтики, балобан-первогодок начал линять в канун нового 2007 года. Было тепло и шел дождь. Вероятно, погода и спровоцировала линьку. Но я отвлекся. С такими прорехами в крыльях, кажется, не то что тетерева, вороны не затравишь.

Однако сокол достаточно разлетан, поэтому компенсирует потерю перьев частотой работы крыльев, благо грудная мускулатура хорошо развита. Рэм был пущен в поиск. Опытный в охоте 10-летний дратхаар на хорошем галопе прочесал пространство и вскоре, оборвав скачку, стал. Багира, слетев с руки, заняла верх над легавой. Придя на крылья, косач настолько резво пошел, что не дал соколу провести удар. Багира пыталась было преследовать черныша, уходящего все дальше к лесу, но вскоре вернулась и была принята на руку сокольника. Дали птице отдохнуть.

Походив еще какое-то время и не найдя ничего, решили повернуть назад и попытать удачи, двигаясь к дому несколько стороной. Игорь обычно охотится либо утром, либо под вечер. Начал накрапывать дождик. Снова Рэм был пущен в поиск. Вскоре, словно наткнувшись на препятствие, дратхаар замер. Постояв, аккуратно повернул свою умную морду в сторону хозяина, давая понять сокольнику, что можно не сомневаться в успехе. На этот раз Багира, сойдя с руки, зависла на высоте 30 м. Как только сапсан занял позицию несколько впереди собаки, была подана команда. Рэм столкнул черныша, который , встав против ветра, пошел в сторону Багиры, как бы навстречу, только ниже ее. Удар был настолько силен, что со стороны казалось, сокол разбился о черный камень. Звук от удара, слышимый за 100 шагов, потряс воображение. После удара тетерев, сделав кульбит в воздухе, упал, сраженный, на землю. Потом, найдя в себе силы, все-таки взлетел и с креном на один бок тяжело ушел за кусты, где и был накрыт соколом.

В результате атаки у косача был вспорот живот и выпущены кишки. Лопатки оказались словно перерублены. Это был нормальный петух массой около 1200 г. Незаметно было, чтобы он линял, став добычей сокола в несоответствующей полетной форме. В этой связи возникает резонный вопрос: с одной стороны, мы говорим о высоких скоростях тетеревов, с другой – сокол с дефектами в оперении добывает косача; либо с тетеревом что-то не так, либо сокол уж слишком хорош?

Дело в том, что на положительный результат охоты влияет целый ряд факторов, один из которых тот, что Багира, 5-летний сапсан, прежде чем попасть к людям, имела опыт охоты на природе, то есть достаточно тренирована по части летной подготовки. Скорость сокола в ставке настолько высока, что однажды в атаке на тетерку с высоты 70 метров Багира обрушила на птицу удар такой силы, что пораженная курица упала замертво. Во время столкновения сапсана с жертвой большой рыболовный карабин, посредством которого крепился передатчик на лапе сокола, развалился и радиомаячок слетел. Кроме того, для удачной охоты именно этого сокола выгодна ситуация, когда тетерева идут к нему встречным курсом, а не когда их приходится атаковать в хвост удаляющимся птицам. В первом случае скорости птиц складываются, а во втором – вычитаются, соответственно этому энергия атаки на встречном курсе несоизмеримо выше. Совокупность этих и других благоприятных обстоятельств плюс некоторое везение и приводят к успехам в соколиной охоте.

Продолжение следует...

Виктор ФЕДОРОВ
Фото Игоря АСТАХОВА

"Охота и рыбалка" №7(63) от 01.07.2008


Ключевые теги: охота, охота на тетеревов, охота с ловчими птицами



Другие новости по теме:

Просмотров: 1301   Автор: space 8-09-2010, 22:03    Напечатать   Комментарии (0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Авторизация
Поиск по сайту


Топ новостей
Студия Сергея Донцова. Уникальные картины на зеркале.
Яндекс.Метрика