COMGUN
 



«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

  Архив новостей

Декабрь 2016 (6)
Ноябрь 2016 (31)
Октябрь 2016 (36)
Сентябрь 2016 (5)
Май 2016 (4)
Апрель 2016 (13)




Google+

Бобры.
Трудно вспомнить другого зверя, который бы оставлял так много разнообразных следов своей деятельности, как бобр. Бобр зверь чуткий и осторожный, да к тому же и бодрствует, в основном, в темное время суток, поэтому самого его видеть почти не удается. Зато если даже один зверь появится на вашей реке или пруду, то уже вскоре наблюдательный человек заметит светлые отметины острых зубов на стволах прибрежных деревьев и кустов. Даже в нашей густонаселенной Московской области следы пребывания бобров можно увидеть на реках или проточных прудах совсем близко от столицы на фоне новостроек. Еще легче увидеть следы деятельности бобров, оказавшись в районе бобрового поселения, где обитают целые семьи этих животных.

Бобры.

Рис.1 - Строительство плотины.

Бобры особенно охотно поселяются в поймах нешироких, медленно текущих речек или по берегам лесных озер, окруженных ивняками и богатой растительностью. Если берег высок, а почва пригодна для рытья, то бобры живут в норах и хаток не строят. Но в низких и заболоченных местах зверьки вынуждены возводить жилища, называемые хатками. Бобр устраивает их не на топком месте, среди трясины, а на более крепком берегу, в некотором расстоянии от уреза воды. На озерах может поставить хатку и на островке. Сначала бобр под водой прокапывает тоннель в сторону берега, с выходом на поверхность в нескольких метрах от края воды. Над этим выходом звери и строят свое жилище, стаскивая сюда очищенные от коры куски древесины и ветвей разной длины.

На строительство уходит около 1,5 месяцев, и готовая хатка выглядит конусовидной кучей крупного хвороста, скрепленного илом и кусками дерна. Новая постройка бывает сравнительно небольшой, около 2 метров в ширину и до 1,5 м в высоту. Но поскольку она часто подстраивается, то через несколько лет может разрастись в ширину до 5 и даже 10 метров и подняться вверх до 3 метров. Внутри хатки находится от одной до нескольких камер около 0,5 м высоты и 1,5 м диаметром. Дно камер устлано стружкой, а стенки сглажены, так как бобры скусывают выпирающие сучки. В нижних, ближних к воде, камерах бобры поедают корм в холодное зимнее время, принося из-подо льда заготовленные ветки с корой. А в верхних камерах проводят день в дреме, сбившись в кучу. Спят бобры на животе, реже на спине и никогда на боку. Здесь же, в верхней камере весной бобриха приносит детенышей. Впрочем, сказать, что бобры всегда поступают только так, а не иначе, нельзя. Иногда они могут обглодать ветку и наверху. А в новой хатке иногда вообще бывает всего одна камера. Даже зимой внутри хатки сохраняется плюсовая температура, и звери могут спокойно выходить в воду под лед, добираясь до запасов пищи, или через лаз, проделанный во льду, выбираться наружу на снег.

Жилище бобров всегда содержится в чистоте. Стружки, покрывающие полы камер, впитывают излишнюю влагу. А ветки, после того как с них сгрызена кора, выбрасываются вон и уносятся течением. Так что вы не увидите в жилом помещении ни остатков пищи, ни помета. Дефекация бобров в природных условиях всегда происходит только в воде. Если уровень воды сильно падает, бобры ниже по течению строят плотины или прокапывают тоннель в глубину под воду, а сверху закрывают ветками. Стенки хаток часто бывают более 0,5 м толщиной и настолько крепки, что разрушить их можно лишь при помощи топора и лома. Недоступно жилье бобра и для наземных хищников, а выдра и норка, которые могут проникнуть к бобрам под водой, для них не страшны. Правда, в северных районах иногда крышу хаток разрушают медведи и росомахи. Но когда кто-то пытается прорваться в жилище сверху, бобры обычно успевают уйти под воду. Но все же однажды возле разрушенной медведем хатки нашли ногу молодого бобра, видимо, съеденного этим хищником.

Хатки могут служить бобрам много лет. Часто это 15-17 лет, но, как известно, в Белоруссии хатка оставалась обитаема более 35 лет.

Жилая нора, или хатка, — это центр обитания бобровой семьи. От них метров на 600 в обе стороны по побережью и на 50-100 м вглубь берега простираются семейные владения, куда чужаки обычно не допускаются. Если же в речку или пруд вблизи жилища бобров впадает ручей, то по нему животные могут удаляться и на большие расстояния, ведь обычно там других бобров нет. Если условия для их обитания на этом водоеме очень подходящие, то поблизости от одной семьи может поселиться другая семья. Это, как правило, родственники наших бобров, чаще всего отселившиеся подросшие дети. В таких местах может образоваться целое поселение этих животных.

Границы отдельных семей в таких поселениях охраняются менее строго, но каждая семья имеет свою нору или хатку.

Мы уже знаем, что вход в нору или хатку всегда должен находиться под водой. Для поддержания нужного уровня в водоеме бобры и строят свои плотины, располагая их ниже по течению. Иногда на некоторых лесных ручьях возводится целый каскад плотин.

Бобры.

Рис.2 - Отпечаток правой передней лапы речного бобра на грязной дороге.

Рис.3 - Бобр, подгрызающий дерево.

Обычно бобры перекрывают плотинами лишь неширокие реки, не более 10 м шириной, хотя известны плотины длиной в 25, 100, 150 и даже до 200 м. Основой может послужить какое-нибудь случайное явление: удачно упавшее подгрызенное бобрами дерево, перегородившее русло, крупные камни, оказавшиеся на дне, островок или мыс берега, делающий реку в этом месте уже. Звери втыкают в дно толстые, около 2 м длины колья и между ними укладывают длинные стебли тростника, куски стволов, сучья и другие материалы. Тонкие и длинные хлысты молодых деревьев кладут поперек реки, нередко придавливая их камнями, вершины деревьев и сучья кладут кронами навстречу потоку, комлями вниз по течению. Бреши между ветвями забивают кусками дерна, растительной ветошью и илом.

О том, что бобры при строительстве плотин используют камни, упоминают многие исследователи. При этом часто говорят о том, что бобр легко поднимает со дна и переносит в передних лапах камни массой до 3 кг. Но когда приходится читать, что канадские бобры могут использовать более тяжелые камни, до 14-18 кг, в это трудно поверить. В Костромской области я встречал в основании недавно построенной плотины крупные камни. Однако затрудняюсь сказать, сами ли звери подтащили и уложили эти камни или использовали мостки, устроенные людьми в летнее время, когда уровень лесной речки был низким. На недавно возведенных бобрами плотинах хорошо виден и способ укладки ветвей и кусков древесины, и законопаченные торфом и илом прорехи между сучьями.

Но старые плотины, которые особенно часто я встречал в Воронежской области, со временем так сильно обрастают различными водяными травами и даже молодыми деревцами, что выглядят широкой зеленой полосой, протянувшейся от берега до берега. В конце лета со старых плотин живописно склоняются бордово-красные соцветия плакун-травы, не очень разборчивые в еде бобры это растение почему-то не едят. Часто плотины бывают не прямыми, а изогнутыми, в виде лука, вытянутыми вниз по течению. В поперечнике плотины напоминают неправильный усеченный конус. При этом, если у дна ширина плотины 5-6 м, то у поверхности воды всего 1-1,5 м. Над водой она возвышается примерно на 0,5 м. Вполне понятно, что так же, как и длина плотины, ее ширина сильно варьирует. Бобры постоянно следят за состоянием плотин, в случае надобности подновляя и ремонтируя свое гидросооружение.

Плотины служат не только для регулирования уровня воды. Образовавшийся при подъеме воды пруд затапливает большие площади низинного леса, делая более доступными деревья, прежде удаленные от воды. Некоторые плотины бывают настолько крепки, что по ним можно спокойно переходить с одного берега на другой.

Если берега низкие, а грунт мягкий, бобры прорывают от воды вглубь берега длинные каналы около 45-55 см шириной. Бывают и более широкие каналы — до 1 метра в поперечнике, но я таких не встречал. По этим каналам бобры могут значительно дальше уйти от берега и валить деревья там. А потом по этим же каналам сплавлять разделанные на куски стволы и ветки. И в случае опасности бобр легко спасается, ныряя в канал.

Бобры.

Рис.4 - Схематический разрез хатки бобра.

Помимо каналов, в сторону берега в разных направлениях тянутся хорошо заметные умятые тропы. Одни ведут к поваленным или только подгрызаемым деревьям, другие к зарослям съедобных трав. Некоторые тропы легко прослеживаются от самого берега, где оплывшие следы лап и хвоста на глинистой почве или примятая и измазанная грязью трава укажут место выхода зверя на берег. Другие начинаются от округлого лаза на берегу, к которому бобр добирается по тоннелю, прорытому зверем из-под воды от самого берега. Подобные тоннели часто бывают наполнены водой. Иногда они не промерзают даже зимой, и бобры пользуются ими и в холодное время. Если края берега сильно заболочены, то от частого пользования поверхностные тропы все больше углубляются и иногда наполняются водой до тех пор, пока берег не сделается выше и суше.

Зимой при слабом морозе, особенно тогда, когда иссякнут запасы заготовленных с осени ветвей, бобры вынуждены выходить на берег. Для этого они пользуются либо подземными тоннелями, о чем говорилось выше, либо, выбравшись из хатки под лед, вылезают через лаз во льду. К подгрызаемым деревьям в многоснежных районах бобры иногда прокапывают тоннели в снегу.

Многочисленные стволы сваленных деревьев, остроконечные пни, глубокие каналы и подземные тоннели, которые не выдерживают тяжести человека, сильно затрудняют передвижение по населенным бобрами местам и требуют от исследователя особой осторожности.

Семейная жизнь бобров

Бобры обычно живут семьями. Семья состоит из взрослых самца и самки, детенышей текущего года и молодых зверей прошлогоднего выводка. Всего 6-10 особей, изредка чуть больше. У наших европейских бобров образуются постоянные пары на всю жизнь. Но в случае гибели одного из родителей его могут заменить либо взрослый «чужак», либо подросшие сын или дочь. При гибели старой самки семья нередко распадается. Спаривание происходит зимой, в январе или феврале, внутри хатки. Беременность длится 105-107 дней, и в середине мая или в июне самка приносит двух-пятерых детенышей. Они одеты мехом, с полураскрытыми глазами и даже сформированными зубами, весят 300-700 г. Уже в первые дни после рождения бобренок может держаться на воде, хотя еще не умеет нырять. В течение двух месяцев бобрята кормятся молоком матери, но уже в трехнедельном возрасте начинают поедать и зеленый корм. К годовалому возрасту бобренок достигает 7 кг, на втором году жизни он может весить 8-12,5 кг, двухгодовалый бобр тянет на 12,5-14 кг, масса взрослого бобра может достигать 25 и даже 30 кг. Размеры взрослого бобра — 70-100 см длина тела, 30-35 см длина хвоста и 15-18 см его ширина. Самки бобра обычно крупнее самцов, что среди грызунов наблюдается редко. Продолжительность жизни бобров исчисляется 15-30 годами, а в неволе эти звери доживали до 50 лет.

Весной, когда в бобровой хатке ожидается прибавление семейства, очень часто взрослый самец и молодые бобрята покидают хатку и переселяются во временную нору или живут прямо в прибрежных зарослях. Потом, после рождения бобрят, самец и годовалые молодые возвращаются под родную крышу, но многие старшие, которым пошел уже третий год, навсегда покидают родительскую хатку и начинают самостоятельную жизнь.

Часто это происходит, когда еще не закончится весенний паводок и по большой воде можно легко преодолеть места, которые в другое время пришлось бы проделать посуху, подвергая себя большой опасности. Замечено, что в первый год молодые все же не удаляются слишком далеко от родных мест. Самки путешествуют в пределах 3,5 км от родительского дома, самцы могут удалиться и на 5,5 км.

Бобры.

Рис.5 - Бобр на кормовом столике.

Во время странствий при удачном стечении обстоятельств встречаются будущие партнеры и создаются семейные пары. Инициатором обычно выступает самка, которая достигает половой зрелости уже в 2,5 года. Следовательно, она к зиме уже будет жить в своей норе или хатке и весной может принести потомство. Бывает, что молодой холостяк забредет на территорию осиротевшей семьи, где погиб старый бобр. Тогда его могут принять здесь. Но чаще, попав на чужую территорию, бобр получает внушительный отпор и вынужден удалиться с глубокими шрамами. Не подобравший пары бобр живет бобылем до тех пор, пока не встретит свою пару. Как-то, сидя с чучелами в скрадке на селезней, я наблюдал мигрирующего бобра. На раннем рассвете он заплыл в старицу, соединенную в эту пору с рекой. Он медленно двигался вдоль берега, заплывая в каждую мелкую заводь. Иногда надолго замирал на одном месте, высунув из воды лишь самую верхнюю часть головы и прислушивался. Затем плыл дальше. Вдоль берега здесь росла лишь ольха, и, по-видимому, не найдя ничего для себя привлекательного, зверь так ни разу и не вылез на берег. Но именно в период таких кочевок чаще всего и натыкаешься на следы деятельности бобров в самых неожиданных местах, где много лет до этого не встречал ни следов лап, ни бобровых погрызов.

Как-то в начале лета следы пребывания бобров стали попадаться по заросшим ивняком участкам подмосковной речки Пахры. А на другой год после этого бобр поселился в кусте проточного пруда, в полутора километрах от этой реки, и все лето продолжал кормиться побегами ивы и сочными травами. Скорее всего это был одинокий зверь. Возможно, он живет там и теперь — я давно не был в тех местах. А может быть, ушел с этого пруда и нашел себе пару. Прошлым летом мы решили провести отпуск в Тверской области и в июне отправились на пустовавшую с осени дачу. В первый же день, выкашивая траву вокруг стола, за которым мы любили проводить вечера, мой племянник провалился ногой в какой-то подземный ход. Я осмотрел это место. Ход около 35 см шириной тянулся со стороны давно заглохшего маленького прудика, обросшего ивняком и ольшаником и вплотную примыкавшего к нашей загородке. Ширина хода и соседство с прудом позволило мне заподозрить бобра. Я перебрался через забор и на берегу обнаружил кормовой столик с белевшими на нем оглоданными ветками ивы. Ближайшая бобровая хатка находилась от нашей дачи в полутора-двух километрах по прямой, на маленькой речке с топкими, трудно проходимыми берегами. Видно, оттуда и перебрался к нам молодой бобр, пройдя ночью через уснувший поселок садами и огородами. Пока дача пустовала, бобру жилось спокойно, теперь же он вынужден снова куда-то перебираться. Да, вовремя мы приехали, иначе осины, в тени которых мы любили сидеть за столом, были бы повалены.

Питание

Первое, на что обращаешь внимание в местах обитания бобров, это остроконечные пни, окруженные светлым кольцом щепы, стволы подгрызенных и упавших деревьев и множество веток с начисто обгрызенной корой, валяющихся у самой кромки воды и вблизи поваленных деревьев.

И уж потом замечаешь промятые в траве и на торфянистой почве тропы, идущие от самой воды в сторону подгрызаемых деревьев и куртин кустарников, где многие побеги уже срезаны острыми зубами, или в заросли сочных трав, которые оказались по вкусу этим истинным вегетарианцам. Крупные деревья особенно усиленно бобры начинают подгрызать осенью, когда настает пора заготавливать корм на зиму, а в коре скапливаются большие запасы питательных веществ. Бобры валят деревья обычно не далее 100 метров от берега. Хотя местные условия и запасы тех или иных кормовых растений и могут сказаться на пищевых предпочтениях бобров, наиболее любимым для них деревом почти повсеместно является осина и разные виды ив. В некоторых районах, где по берегам произрастают тополя, эти деревья также могут оказаться среди наиболее предпочитаемых. Часто бобры валят и березы, особенно в северных лесах, где осин мало. Белую бересту бобры не едят и поедают только коричневый камбийный слой. В Подмосковье и других областях Центральной России я довольно часто отмечал подгрызание дуба, черемухи и рябины, хотя, по сведениям других исследователей, например германских, эти древесные породы там бобры не трогают, но довольно часто едят ясень и ольху. А по моим наблюдениям, наши бобры едят ольху очень неохотно. Для них это вынужденный корм.

Бобры.

Рис.1 - Крупные осины, погрызенные бобрами.

Редко у нас грызут и хвойные деревья. Причем сосна повреждается чаще, чем елка. А смолистая кора и даже древесина ели поедается, по-видимому, в каких-то лечебных целях.

Подгрызая дерево, бобр встает на задние лапы, а передними упирается в ствол. Широкий плоский хвост создает дополнительную опору грызущему зверю. Звук подгрызаемого дерева слышен за несколько десятков метров. По первому впечатлению он показался мне похожим на монотонное жужжание швейной машинки. Другие сравнивают его с усиленным скрежетом зубов грызущей крысы. Основную массу сваленных бобром деревьев составляют тонкие молодые деревца до 10 см в диаметре. Их бобр валит очень быстро, подгрызая лишь с одной стороны. Над деревом диаметром около 12 см бобр трудится приблизительно 40 минут. Осину до 30 см толщиной может повалить за одну ночь. На более толстые стволы (а он в состоянии подгрызть дерево более одного метра в диаметре) бобру приходится тратить несколько ночей. Зверь грызет дерево с сумерек до 4-5 часов утра. Но работает он с большими перерывами. Устав грызть, может заняться кормежкой или отвлечься на какое-нибудь другое дело, например подтаскивание веток к плотине или хатке. Но потом опять возвращается к подгрызаемому дереву. Чаще случается, что какое-либо дерево подгрызает один бобр. Но когда наконец оно рухнет, разделывают его уже всей семьей. Бобр не выбирает, в какую сторону ему валить дерево. Но так как многие деревья по склонам берега имеют наклон в сторону водоема, да и ветки с осветленной стороны бывают гуще, что опять-таки чаще бывает со стороны водоема, то большинство деревьев падает вершиной в сторону реки или озера, что для бобров очень удобно, так как они могут обгрызать более нежную кору кроны или срезать ветки близко от берега, а то и прямо в воде, где зверь чувствует себя в большей безопасности. Подгрызенное ночью дерево чаще падает уже поздним утром или в дневное время, когда ветер обычно усиливается. Отчасти из-за этого случаи гибели бобров под рухнувшим стволом бывают очень редки.

Высота погрыза зависит от размеров бобра и позы грызущего зверя. Крупные деревья чаще грызут вполне взрослые бобры, длина тела которых около 1 метра. Нижний край погрыза обычно начинается в 30-35 см от земли. Ширина самого погрыза около 40-45 см. Подгрызенное, но еще стоящее на корню дерево в месте погрыза напоминает песочные часы. Пень, оставшийся на месте упавшего дерева, похож на заостренный кол. Все подножье подгрызаемого дерева усыпано светлыми древесными стружками до 15 см длины и около 3 см толщины. На стружках так же, как и на погрызенной древесине, хорошо видны бороздки, оставленные острыми резцами грызуна. Довольно часто бобры начинают подгрызать дерево, но по каким-либо причинам не доводят дело до конца, и деревья с потемневшими от времени погрызами продолжают стоять на берегу много лет, после того как семья бобров давно покинет эти места.

Случается иногда видеть чем-то необычные погрызы. Бывает, что погрыз начинается не в 30-35 см, как обычно, а почти у самой земли. Поскольку так подгрызаются и очень крупные деревья, то, думается, что это работа не маленьких молодых бобров, а вполне взрослых зверей, которые работали, сидя не «столбиком», по-сусличьи, а сидя на всех четырех лапах, «по-кроличьи».

Однажды на берегу р. Таденки в южном Подмосковье я увидел осиновый пень, по форме напоминающий большой кубок. Осина была срезана на высоте около 50 см. Но ниже, начавшись всего в нескольких сантиметрах от земли, был еще один погрыз. Стволик был подгрызен по кругу, и верхняя часть пня держалась лишь на тонкой ножке. Могу предположить, что эту осину около 15 см толщиной приглядел взрослый бобр и принялся ее грызть на привычной для себя высоте. А одновременно с ним начал грызть молодое дерево подросший бобренок-сеголеток. Тогда я не обратил внимание на ширину желобков, оставленных зубами зверей в верхней части пня и внизу, иначе мое предположение можно было бы считать более обоснованным.

Бобры.

Рис.2 - Схема подгрызания бобром толстого ствола дерева.

Другая ситуация. На той же речке летом заметил ствол тонкой осины, нависающий над водой на высоте чуть больше метра. Вершина дерева и крупные ветки срезаны зубами бобра. Тогда я предположил, что, возможно, бобр добрался до вершины по тонкому, но ровному, лежащему почти горизонтально стволику и срезал вершинку. Но недавно снова осмотрел на старом рисунке форму погрыза и засечки зубов с нижней стороны ствола и понял, что бобр трудился зимой, при более высоком уровне воды и ледоставе. Тогда, стоя на льду, он легко мог дотянуться до аппетитного зеленокорого стволика. Если дерево оказывается срезанным более чем на метровой высоте, значит, бобр грыз дерево зимой по снегу. Бобры, запасая веточный корм на зиму, собирают в воде вблизи хатки иногда до нескольких кубометров свежих ветвей с корой и листьями. Кора на ветках составляет около 20% общей массы. Зимних запасов обычно хватает до февраля. К этому времени ветки во многом теряют пищевые качества, и бобры предпочитают вылезать на берег и кормиться свежей древесной порослью.

Летом бобр питается водяными и околоводными травянистыми растениями и побегами, листьями осин, ив и других деревьев. В это время года у самого уреза воды легко обнаружить кормовые столики бобра. На утоптанной площадке видны короткие, около 0,5 м длины оглоданные куски древесных побегов. Обгрызая ветку, бобр сидит на задних лапах, опираясь на хвост. А ветку держит передними лапками, время от времени поворачивая ее точно так же, как человек, обгрызающий кукурузный початок. Помимо веточного корма на кормовых столиках можно найти и остатки водных растений, некоторые части которых бобры также охотно употребляют в пищу. У этих растений в основном поедаются корневища и сочные нижние части стебля. Так, например, у вахты трилистной бобр поедал лишь молодые побеги и корневище. А у белой кувшинки бобру нравится обкусывать молодые белые корешки, отходящие от основного корня. У осок ест корни. Когда я посмотрел в Воронежском бобровом заповеднике список травянистых растений, поедаемых бобрами, он оказался очень длинным. Наиболее часто бобры едят тростник, рогоз, камыш озерный, ежеголовку, кубышку, белокрыльник, рдест, хвощ, пушицу. Кроме прибрежных видов бобры едят и многие наземные травы. И если пройтись по протоптанным бобрами дорожкам, некоторые из них приведут в заросли крапивы двудомной, бодяка огородного, таволги вязолистной, недотроги и других. У этих трав поедается верхняя часть сочных молодых побегов с листьями. Это можно легко заметить, осмотрев травы, срезанные на высоте около 30 см от земли.

Следы лап

Казалось бы, что в местах обитания бобров следы его лап обнаружить очень легко, ведь бобр постоянно держится в прибрежной зоне. Однако не в пример погрызам и некоторым другим следам деятельности бобров, постоянно попадающимся нам на глаза, следы лап, а тем более их четкие отпечатки увидеть трудно. Ведь бобры часто держатся по топким, густо поросшим кустарником и прибрежными травами берегам, где человеку пройти нелегко. К тому же на топкой, илистой почве следы оплывают, а на торфянистой — плохо пропечатываются. Да еще манера бобра волочить за собой плоский широкий хвост, который
смазывает отпечатки лап. Можно целый день проходить по намятым бобрами тропам или осматривать места выхода зверя на берег и не увидеть четких следов. Поэтому, уж если возникнет желание посмотреть на хорошие следы лап бобра, которые можно было бы сфотографировать или зарисовать, лучше всего искать их весной после половодья, когда обнажаются прибрежные отмели и молодая трава еще не успела их покрыть.

Бобры.

Рис.3 - Подошва левой задней лапы.

Передняя лапа бобра пятипалая, но 1-й (внутренний) палец, соответствующий нашему большому, заметно короче всех остальных, поэтому на следах отпечатывается либо плохо, либо вовсе не отпечатывается, и след часто выглядит четырехпалым. Длинные и крепкие когти, приспособленные для рытья, из-за того что они прямы, на следах пропечатываются нечетко. Бобр чаще всего оставляет отпечаток передней лапы, вылезая на глинистый берег, когда вынужден сильно опираться на передние лапы.

Задняя лапа бобра значительно крупнее передней. Она также пятипалая, и все пять пальцев до самых кончиков соединены кожистой плавательной перепонкой, превращающей лапу бобра при плавании в мощное весло. Когти хорошо развиты и сильно выступают за край перепонки только на 3, 4 и отчасти 5-м пальцах. Бобр — зверь стопоходящий, и вся подошва задней лапы на подходящем грунте отпечатывается полностью. Так что, измерив длину задней лапы от конца среднего пальца до конца пятки, можно приблизительно узнать возраст или размеры оставившего след зверя.

Известный исследователь бобров Л. С. Лавров выяснил, что у молодого бобра на первом году жизни длина стопы может быть от 9 до 13 см, у годовалого — 15-17, у двухлетнего — 16-18 см, у трехлетнего — 16,5-19, у взрослого — 17-19 см. Надеюсь, вы помните, что самки бобров обычно бывают крупнее самцов.

По берегу бобр ходит медленно, вразвалочку, делая короткие шаги от 15 (у молодых) до 30 см (у взрослых) длиной. При этом задняя лапа в той или иной мере ступает на след передней, кроя его с внутренней стороны. Широкая гладкая полоса, оставленная волочащимся хвостом, обычно смазывает внутреннюю половину отпечатков задних лап. От этого даже на мягком грунте четкие отпечатки лап встречаются редко.

Бобры.

Рис.4 - Отпечаток правой передней лапы на весенней грязи.

Для бобров возможно и двуногое передвижение. Бобр бредет на двух ногах, когда несет на передних лапах какую-либо поноску, будь то несколько обрубков веток, подносимых к воде, кусок ствола или камень. Самки могут носить «на руках» и маленьких бобрят. В подобных случаях бобр ступает, чуть вывернув ногу носком внутрь, касаясь средней линии лишь большим пальцем. На бег переходит в исключительных случаях, почуяв внезапную опасность. Тогда он неуклюжим галопом на всех четырех ногах мчится к ближайшей воде.

В воде бобр чувствует себя более комфортно и безопасно. Здесь он не кажется таким неуклюжим, как на суше. И хотя не может развивать таких скоростей, как тюлень, но все же может плыть до 10 км в час. Плывет, до половины высунув голову и самую верхнюю часть спины. Хвост держит в горизонтальном положении у самой поверхности, и сбоку он не виден. Плывя, передние лапы сжимает в кулачки и прижимает к груди. Гребет, отталкиваясь задними лапами, иногда обеими сразу, но иногда поочередно. Вынося лапу вперед, прижимает пальцы друг к другу, подобно тому, как это делают водоплавающие птицы, затем растопыривает перепончатые пальцы и делает гребок, будто веслом. Под водой может находиться, не всплывая, 5-7 минут, в исключительных случаях до 15 минут. За это время успевает проплыть почти километр.

В местах обитания бобров изредка можно увидеть помет зверя. На воле дефекация происходит всегда в воде, поэтому и помет находишь либо у самого края воды, либо выброшенным волнами на берег. Он чуть продолговатой формы, округленный с одной стороны и заостренный с другой. Его размер 2×3,5, 2,5×4,5 см или близко к этому. Он серо-охристой окраски, и в нем отчетливо видны вкрапления мелких светлых кусочков древесины.

Бобр — зверь молчаливый. Находясь ночью поблизости от плотины или хатки, чаще всего слишишь звуки подгрызания деревьев или всплески на воде. В спокойном состоянии бобр может спуститься с берега в воду совершенно бесшумно. Также бесшумно он и плавает. Но, испугавшись, с сильным плеском бросается в воду. А потревоженный во время плавания торопится нырнуть и сильно ударяет по воде плоским хвостом. Звук подобен выстрелу и слышен за многие десятки метров. Некоторые исследователи считают, что его можно услышать и за несколько километров. (Думаю, это преувеличение.) А вот голос бобра слышать почти не удается. Говорят, что маленькие бобрята в хатке или норе подают звуки, напоминающие детский плач. В конце лета, когда я подходил к бобровому жилью, оттуда не раздавалось никаких звуков. Возможно, звери затаивались, а возможно, подросшие бобрята тоже становились молчунами. Поедая сочную пищу, бобр издает тихие урчащие звуки, вроде похрюкивания. Это легко удается услышать на бобровой ферме, но трудно в природе. Очень редко можно услышать звуки вроде приглушенного мычания. В Воронежском заповеднике, даже когда мы пытались при помощи крепкого сачка вытащить из клетки-ловушки взрослого бобра, он сопротивлялся, но при этом молчал.

Так случилось, что за бобрами я начал наблюдать очень давно, еще в юности, попав в знаменитый бобрами Воронежский заповедник и многократно посещая Приокско-Террасный заповедник на юге Московской области. Да и потом, выезжая в самые разные уголки страны, я не оставался равнодушным к этим животным и с интересом осматривал их хатки, каналы и погрызы. Изучая и описывая различные следы, оставляемые бобрами, я старался увидеть в природе и самих животных и понаблюдать за ними. Зная, что бобры ведут ночной образ жизни, я пытался подкараулить их вечерний выход из убежищ. В разное время года задолго до наступления сумерек приходил я к поселениям бобров и, затаившись на берегу, летом под заунывный звон комаров, а весной или осенью озябнув от долгого неподвижного сидения, часами ожидал появления зверей.

В те годы мне удалось даже сделать несколько набросков бобров. Правда, часть из них не в природе, а на бобровой ферме. По этим наброскам я и подготовил рисунки к этой статье.

В. Гудков

"Охота и Рыбалка XXI век № 11,12 - 2008 г."

Ключевые теги: бобры



Другие новости по теме:

Просмотров: 9231   Автор: fenris 2-10-2010, 22:01    Напечатать   Комментарии (0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Авторизация
Поиск по сайту


Топ новостей
Студия Сергея Донцова. Уникальные картины на зеркале.
Яндекс.Метрика