Главная > Мастерская > Секреты бондарного мастерства. Часть 19. Универсальный сосуд

Секреты бондарного мастерства. Часть 19. Универсальный сосуд


3-08-2022, 10:36. Разместил: space
Г. Я. Федотов
Книга "Секреты бондарного ремесла"
Издательство "Экология",
г. Москва, 1991 г.


В бывшей Тверской губернии (ныне Тверской области) еще кое-где называют бочку бокурой.

Полагают, что название это бондарная посудина получила за выпуклые округлые бока. Да и слово «бочка» тоже возникло под влиянием формы сосуда. Возникает вопрос, для чего бочке выпуклые бока, ведь это усложняет ее изготовление? Оказывается, овчинка стоит выделки. Параболические стенки-бока не только делают бондарную посуду более вместительной, но, что самое главное, увеличивают ее прочность. В такой посудине не только можно долгое время хранить различные продукты (как в кадке), но и смело перевозить на большие расстояния по самым ухабистым дорогам, а при погрузке и разгрузке без боязни перекатывать с места на место.

В одном из номеров журнала «Наука и жизнь» были напечатаны такие шуточные куплеты:

Много разных применений
Знает бочке магазин.
Бочка - тара для солений,
В бочке возят керосин.
В бочках - мед, олифа, краски.
В бочки лей, грузи внавал...
Даже Пушкин бочку в сказке
О-поэ-тизи-ро-вал!

Разумеется, список применения бочек намного шире, чем приведенный в куплетах, и его можно было бы продолжить: в бочках перевозят топленое масло, рыбий жир, селедку, икру, соки, вина, морсы, известь, цемент, деготь, живицу... В одни бочки льют, а в другие грузят внавал; первые называют наливными, вторые - сухотарными.

«В Бочки лей…»

Наливные бочки имеют два дна и втулку (наливное отверстие, просверленное в одной из клепок). Чтобы находящаяся в бочке жидкость не вылилась, втулку затыкают гвоздем (так бондари называют пробку). Именно наливные бочки, предназначенные для хранения и перевозки различных жидкостей, были первыми и самыми ранними бондарными сосудами, изображения которых исследователи обнаружили на колонне Траяна, сооруженной во II веке н. э.

Секреты бондарного мастерства. Часть 19. Универсальный сосуд

Фрагмент русского народного лубка XVIII века с изображением наливной бочки (прорисовка)

Самое раннее упоминание о заливной бочке в письменных источниках Древней Руси содержится в «Первой новгородской летописи по Синодальному списку», относящейся к 1204 году: «А из бочек гвозды вынимаша. и видеше воду текущу». О размерах наливных бочек стало возможно судить благодаря археологическим раскопкам древнего Новгорода. По клепкам было установлено, что самые большие бочки имели емкость до 45 ведер. Среди находок была также сохранившаяся целиком десяти ведерная дубовая бочка (диаметр 470 мм, высота 750 мм). Ее размеры, пропорции и емкость были близки к стандартным. Стандартные бочки были особенно удобны при торговых сделках так называемая пивная бочка всегда содержала ровно 10 ведер жидкости, а сороковая, или мерная, - 40 ведер. Само название последней бочки красноречиво говорит об ее основном назначении.

На Руси было распространено изготовление различных напитков, особенно кваса и меда (медовухи). Если квас употреблялся чуть ли не ежедневно, то остальные - мед, пиво и вино - только по большим праздникам. Готовили хмельные напитки к крупным семейным торжествам. В старинной свадебной песне, которую пели когда-то на тульской земле, есть такие слова

Наварил, я матушка.
Девять бочек полпива,
Десятую вина

Если для хранения и перевозки напитков использовались исключительно бочки, то при их изготовлении нельзя было обойтись без другой бондарной посуды чанов, ушатов и ведер. В старинных деловых книгах содержится опись инвентаря отдельных небольших квасоварен, в которых имелось «9 чанов, 7 ушатов, 12 бочек...», 12 больших бражных чанов, 10 ушатов. 20 ведер...»

Англичане, побывавшие в XVI веке в Троице-Сергиевой лавре под Москвой, писали, что видели там бочки «неизмеримой величины некоторые имеют по три и больше аршина в высоту и два и более аршина в диаметре; каждая бочка содержит от 6 до 7 т; в погребах нет бочки собственного их изделия, которая содержала бы меньше тонны; в монастыре девять или десять подвалов, наполненных такими бочками; бочки эти редко сдвигаются с места, у них есть трубы, проходящие сквозь своды подвалов и различные места, по ним-то они и льют питья вниз, подставляй бочку под трубой для приема напитков; было бы очень трудно стаскивать бочки вниз по лестницам».

Для производства различных напитков требовалось много воды. Ее поднимали из глубокого колодца в большой прочной бочке. Очевидец, побывавший в середине XVII века в Троице-Сергиевой лавре, писал «Потом повели нас к удивительной монастырской цистерне это очень глубокий колодец, при нем большое колесо..., двое мужчин, войдя в него, переступают по его поперечным доскам..., а оно быстро вертится. На колесе намотаны весьма толстые веревки, которыми вытягивается с одной стороны очень большая бочка по наполнению ее водой, заменяющая ведро.

Другие двое людей опорожняют ее в желоб, идущий к кухне, где варят мед, пиво и иные напитки».

Чтобы следить за исправностью старой бондарной посуды, а также изготовлять новую, при лавре работала специальная бондарная мастерская.

Именно в XVI веке искусство изготовления больших бондарных сосудов достигло в Европе наивысшего расцвета. Так, по специальному заказу епископа из немецкого города Магдебурга была сделана винная бочка, имевшая емкость 133 ООО л (133 т!). Чтобы бока гигантской бочки не разорвало от многотонного груза, ее укрепили горизонтально на специальной подставке с мощными распорками.

«Грузи внавал...»

Сухотарные бочки (так же, как и наливные) имеют два дна. Но второе дно в них вставляют лишь только после полной загрузки. Доставленные по назначению бочки с грузом хранят в таком виде и откупоривают по мере необходимости. При откупорке сбивают уторные обручи и вынимают одно дно.

Заготовленные осенью огурцы, помидоры, капусту, грибы прямо в бочках перевозили на рынок: откуда они непосредственно попадали в посуду, принесенную покупателями. Сохранились старые фотографии, на которых запечатлена торговля на рынках. На московском грибном рынке грибами торговали из больших бочек, стянутых множеством деревянных обручей.

Однодонные сухотарные бочки использовали так же, как и кадки. В бочках, установленных в клети, держали зерно и муку, а в погребе - различные соления и квашения. У бочек, специально изготовленных для этих целей, сверху выпускали две клепки, в которых сверлили отверстия, как у ушата. Каждую посудину плотно закрывали крышкой и прижимали поперечной круглой палкой, которую продевали в отверстия выступающих клепок (ушей). Использование сухотарных бочек известно с древнейших времен. В Ипатьевской летописи есть упоминание о том, что уже в XIII веке наши предки «вскладываше хлебы маса... и медъ въ (б)чках».

Еще в старину бочки употребляли как универсальную тару для перевозки различных строительных материалов. Так, в конце XVII века для строительства Иосифо-Волоколамского монастыря под Москвой, как отмечено в деловых бумагах того времени, было привезено 226 бочек извести. В наше время в сухотарных бочках, кроме извести, перевозят также гипс и цемент, то есть материалы, боящиеся влаги. Поэтому сухотарные бочки (так же, как и заливные) должны быть не только прочными, но и герметичными, чтобы надежно защищать груз от проникновения в него влаги. Во времена Робинзона (а он вступил на необитаемый остров в 1659 году) бочки считались лучшей упаковкой для перевозки и хранения не только пороха, но и пуль. Отважному мореплавателю удалось подобрать с затонувшего корабля «два бочонка с ружейными пулями... и три бочонка пороху... Один оказался подмоченным, а два были сухи...». Видимо, один бочонок был уже открыт, поэтому в него и попала влага, испортившая порох, но два других с честью выдержали испытание.

Для удобства при торговых сделках в разных странах существовали стандартные бочки, используемые для определенных грузов. В бочонок, называемый четвертушкой, входило 20 фунтов соленой рыбы (фунт равен 0,4 кг). В России бочка пороха весила 10 пудов, а бочка смолы – 8 - 9 пудов (пуд равен 16,38 кг).

Водовозные бочки

Еще в древнем Новгороде для перевозки воды широко использовали водовозные бочки. Большие бочки перевозили на лошадях, а поменьше, на ведра три-четыре, в небольшой тележке вручную. Суля по найденным при раскопке клепкам, большие бочки вмешали до 45 ведер воды (примерно. 540 л), а маленькие - три-четыре ведра. Малая водовозная бочка (высота 52 см. диаметр 39 см), относящаяся к XVI веку, сохранилась полностью. Сделана она была из дуба. В одной из самых широких клепок-боковиков было вырезано прямоугольное наливное отверстие. Поскольку при перевозке бочка подвергается значительной тряске, ее старались как можно надежнее стянуть обручами. Под деревянными обручами оказывалась чуть ли не половина боковой поверхности бочки. Образовывался своеобразный чехол из обручей, который надежно защищал клепки от механических повреждений.


Водовозная бочка. Фрагмент лубка XVIII века «Как мыши кота хоронили» (прорисовка)

Чем быстрее развивались города, тем больше воды они потребляли. В XVII веке на территории Московского Кремля, кроме царского дворца, были квасоварни, медоварни, бани, пекарни, прачечные, царская конюшня, насчитывающая примерно полторы сотни лошадей, а также различные мастерские, в том числе и бондарные. Для всего этого требовалось так много воды, что водовозы едва успевали доставлять ее на кремлевский холм. Использование водовозных бочек было настолько широко, что это нашло отражение в плане Москвы, изданном в 1661 году. На нем были изображены водовозки, едущие по Красной площади, а также около моста через речку Неглинную.

Исстари на Руси бытовало особое приветствие человеку, наливающему воду в бочку. Вновь прибывший обычно говорил: «Наливанье вам!» За этим следовало ответное приветствие водовоза: «Наливать к нам!».

Летом, осенью и весной воду возили в бочке-двудонке, укрепленной горизонтально в телеге. Чтобы вода не расплескивалась, особенно если повозка ехала по булыжной мостовой, наливное отверстие, проделанное в клепке-боковике сверху, затыкали кляпом или затычкой. Зимой, особенно в сильные морозы, бочка сильно промерзала и на ее стенках изнутри образовывался толстый слой льда, который трудно было удалять. Льдом затягивало и сравнительно небольшое наливное отверстие. Поэтому зимой воду возили в больших кадках или чанах, которые закрепляли на санях. Даже пожарные обозы выезжали зимой на санях с установленными на них бондарными чанами. Вместо них часто использовали бочки-однодонки. поставленные в санях на попа. Чтобы вода в чане или бочке не расплескалась, на ее поверхность клали деревянный кружок.

Для хозяйственных нужд воду возили в ручной тележке или санях, на которых в зависимости от времени года бочку на несколько ведер закрепляли горизонтально или вертикально. Именно такую бочку с водой везут ребятишки, изображенные на картине В. Перова «Тройка». Видимо, везут издалека, к тому же в лютый мороз, поскольку расплескиваемая на ухабах вода уже успела превратиться в живописную бахрому из сосулек. На санях рядом с бочкой лежит вместительная бадья. Город - не деревня, потому на колодец или водоразборную колонну приходилось ехать со своей бадьей. Следует напомнить, что картина была написана в 1866 году.

В конце прошлого и в начале нашего века водовозные бочки были привычны на улицах российских городов. Писатель В. Гиляровский в книге «Москва и москвичи» так описывает бассейн на Лубянской площади, откуда брали воду водовозы.

«Шум, гам, ругань сливались в общий гул, покрываясь раскатами грома от проезжавших по булыжной мостовой площади экипажей, телег, ломовых полков (телег с плоским настилом) и водовозных бочек.

Водовозы вереницами ожидали своей очереди, окружив фонтан и взмахивая черпаками-ведрами на длинных шестах над бронзовыми фигурами скульптора Витали, черпали воду, наливая свои бочки».

Особо прочные и вместительные водовозные бочки состояли на вооружении пожарных дружин. В случае тревоги мчали их во весь опор к пожарищу в телегах, запряженных парами лошадей. Первоначально подвезенную воду лили на огонь ведрами, а затем брандспойтами, в которые воду из бочек подавали насосами (помпами). И вот некоему изобретателю пришла в голову мысль усовершенствовать водовозную бочку. Среди бумаг Петра I сохранились чертежи, по которым было изготовлено несколько бочек для самотушения пожара. В верхнем донце бочки вырезали круглое отверстие. Залив бочку водой, в него опускали жестяной сосуд, начиненный порохом, от которого наверх шла трубка с запалом. Бочку герметически закупоривали, оставляй конец запала снаружи. При контакте запала с огнем порох должен был взорваться, разорвать бочку и разбрызгать воду в горящем здании. Чтобы испытать «водяные бочки» на площади около Красных ворот, в один из февральских дней 1723 года были подожжены три небольшие постройки. Когда огонь набрал силу, в оконные проемы вкатили бочки для самотушения пожара». Раздались взрывы. Бочки сработали исправно, но потушить пожар все же не удалось. Руководивший испытаниями Петр I был неудовлетворен их результатами. Но вскоре за большими делами о «бочках для самотушения пожара» забыли. А все надежды пожарных были вновь обращены к обычной водовозной бочке, которая исправно продолжала служить вплоть до XX века.

В начале XIX века московские пожарные имели в своем распоряжении «больших бочек 94, малых бочек 88...» Эти бочки должны были отличаться особой прочностью, поскольку доставлялись они к месту пожара на предельной скорости и часто по ухабистой дороге. Выезд московских пожарных красочно описывает В. Гиляровский: «Мимо генерал-губернаторского дома громыхает пожарный обоз на четверках - багры, на тройке - пожарная машина, а на парах - вереница бочек с водой

А впереди, зверски дудя в медную трубу, мчится верховой с горящим факелом».

Еще в начале нашего века бондарные мастерские выпускали достаточно много водовозных бочек. В шуточной песенке из кинофильма «Волга-Волга» поется:

Удивительный вопрос
Почему я водовоз?

Конечно, с развитием водопроводной сети надобность в городских водовозах постепенно отпала, а пожарные пересели с телег на автомашины с металлическими цистернами для воды. Но в селах и деревнях водовоз - не такая уж редкость, особенно в жаркие летние дни страдной поры. И современный читатель не будет удивлен, если прочтет в газете строки, подобные этим: «Лишь на минуту отрываются механизаторы от дела, завидев желанную повозку, где в деревянной бочке плещется студеная ключевая вода. За каждый освежающий глоток - спасибо водовозу...»

Секреты бондарного мастерства. Часть 1. «Мне нравится искусство бочара...»

Секреты бондарного мастерства. Часть 2. От дупла до бондарной посуды

Секреты бондарного мастерства. Часть 3. Бондарная клепка

Секреты бондарного мастерства. Часть 4. Ловкие точечки

Секреты бондарного мастерства. Часть 5. Чтобы спорилась работа

Секреты бондарного мастерства. Часть 6. Деревообрабатывающие инструменты

Секреты бондарного мастерства. Часть 7. Специальные бондарные инструменты

Секреты бондарного мастерства. Часть 8. Клепкам держава

Секреты бондарного мастерства. Часть 9. Железные обручи

Секреты бондарного мастерства. Часть 10. Бочарная трава

Секреты бондарного мастерства. Часть 11. Посуда на все лады

Секреты бондарного мастерства. Часть 12. Изготовление конической бондарной посуды

Секреты бондарного мастерства. Часть 13. Изготовление параболической бондарной посуды

Секреты бондарного мастерства. Часть 14. Посудина об одном дне

Секреты бондарного мастерства. Часть 15. Изготовление кружка и крышки для кадки

Секреты бондарного мастерства. Часть 16. Вымачивание и пропарка кадок

Секреты бондарного мастерства. Часть 17. Гнет для кружка кадки

Секреты бондарного мастерства. Часть 18. Уход за кадками. Кадка-двудонка
Вернуться назад